Добро пожаловать!

 

«Лица, деревни»: Сохранение воспоминаний

Классик европейского кинематографа Аньес Варда и фотограф-художник JR колесят по Франции в фургончике-фотобудке и пытаются сохранить воспоминания людей в ленте «Лица, деревни».

Faces Places 2017 (Лица, деревни)

Beat Film Festival
Программа «Искусство: Цены и ценности»

Лица, деревни / Visages, villages (2017, Франция)
Режиссёры: Аньес Варда, ДжейАр
Мировая премьера: 70-й Каннский кинофестиваль / 70th Cannes Film Festival (2017)

Их дуэт сначала кажется какой-то шуткой: что они делают вместе в этом нелепом фургоне? Куда они едут и зачем? У Аньес проблемы с глазами, она видит всё расплывчато и нечётко, по ходу фильма ей нужно проходить процедуры, чтобы хоть как-то поддерживать зрение. Тут же даётся отсылка на легендарную сцену из «Андалузского пса» Бунюэля: разрезаемый глаз — вечный образ кинематографа. Отсылок в картине довольно много: например, на «Банду аутсайдеров» Годара с их знаменитой экскурсией по Лувру. Только в «Лицах, деревнях» в кадре не бегущие молодые люди, а пожилая Аньес на инвалидной коляске и везущий её JR.

Варда хочет знакомиться с новыми людьми, видеть новые лица (это всегда новые истории), снимать их и таким образом запоминать. Она желает впитать в себя как можно больше, потому что понимает, что времени не так много: нет трёх минут, чтобы ждать автобус, чтобы вообще чего-нибудь ждать, лучше пройтись пешком. Перед могилой Картье-Брессона она скажет, что предстоящая смерть её не пугает. Молодому фотографу, который (сознательно или нет) сравнивается с тем, кто похоронен в могиле, этого пока не понять.

Faces Places 2017

Они с JR’ом встречают людей, фотографируют их, распечатывают изображения и наносят огромные портреты на дома. Перед зрителем разворачиваются истории разных людей: фермерша, отказывающаяся обрезать рога своим козам и переходить на машинное доение; докеры с их верными и суровыми жёнами; заброшенные дома бывших шахтеров и их единственная обитательница, которая не собирается покидать это место, потому что с ним связано много воспоминаний. За каждым снимком того или иного человека стоит целая история, иногда видеоряд в картине превращается в череду быстро сменяющихся фотографий, кадров. Время как бы приостанавливается на секунду, чтобы дать зрителю паузу, момент, который он должен запомнить и сохранить. Создатели пытаются сохранить нашу коллективную память, которая сейчас очень важна. Аньес Варда это почти Тиресий — слепой прорицатель в античной мифологии, которому сохранили память. Он предсказывает Одиссею его будущее, а мать Одиссея, лишённая память, хоть и видит сына, но не узнаёт его. Память важнее зрения.

Faces Places 2017

Но сюжет ленты двигает не только это путешествие: Аньес хочет, чтобы JR снял свои вечные солнцезащитные очки. Когда-то она добилась этого от самого Годара. Он то и дело всплывает в этом роуд-муви: кажется, что вот сейчас перед нами появится главная фигура «новой волны» французского кино. Встреча действительно назначается, видно, как Аньес переживает перед ней и нервничает (они с Жан-Люком не виделись пять лет). Но Годар не приходит, его образ не переплавляется в реального человека, и для зрителя это хорошо: акцент не смещается. Однако Аньес расстроена. Чтобы ее приободрить, JR всё-таки снимает очки. Варда снова добилась того, чего хотела. Но мы его лица не увидим, оно будет расплываться перед камерой, как перед взглядом самого режиссёра.

Faces Places 2017

JR, постоянно снимая лица людей, отказывается показывать своё: художник выражает себя через творение, через портреты других людей. Он как бы говорит нам: «Зачем вам моё лицо, если есть моя работа?». Парочка вообще странная: она видит мир расплывчато, он — через очки, преображающие всё вокруг. Но именно эти два взгляда зрителю интересны.

Анастасия Цой