Добро пожаловать!

 

«История одного назначения»: Искусство выносить приговоры

О том, насколько «История одного назначения» пришлась ко времени, писали уже ни раз. Добавить тут нечего, поэтому опустим.

История одного назначения 2018

Постер фильма «История одного назначения» / WDSSPR

История одного назначения (2018, Россия)
Режиссёр: Авдотья Смирнова
Премьера: Июнь 2018, Россия (29-й кинофестиваль «Кинотавр»)

Самонадеянному идеалисту поручику Григорию Колокольцеву (Алексей Смирнов) очень хочется блистать. Что довольно трудно в столице, когда империя твоя не ведёт никаких военных действий. Разве что слона опоить или сражаться в прочих более невинных пари. И называть их разрешение делом чести. Младший сын прославленного генерала, он втайне завидует ратным подвигам своих братьев. В надежде проявить себя на волне объявленных в армии реформ Колокольцев просит о переводе в пехотный полк Тульской губернии. На деле же реформ вдалеке от столицы будто бы и нет, обычная история — вроде и солдаты сыты, и деньги на паёк не потрачены привычные, одним словом, чудеса.

История одного назначения 2018

Кадр из фильма «История одного назначения» / WDSSPR

Одна радость — в поезде он знакомится с родственным по передовым взглядам Львом Толстым (Евгений Харитонов). Оба настроены на реформы, оба верят в собственные силы и благородство человека, потому что меряют людей по себе. Но сама реальность, поначалу с завидной иронией, демонстрирует им нежизнеспособность задуманных реформ на практике. Вскоре она и вовсе ставит героев перед серьёзным испытанием. Спивающийся, запуганный постоянными побоями, ничтожный писарь Шабунин (Филипп Гуревич) ударил по лицу старшего по званию. Теперь по законам военно-полевого суда его ждёт расстрел. Граф Толстой вызывается быть его адвокатом, а Колокольцеву предстоит стать одним из тех, кто вынесет приговор.

В этом фильме будто и не существует персонажей второго плана. Все как в хорошем романе — объёмные, сложные, достоверные. Кроме того, у каждого из них есть свой «звёздный час», когда они говорят вещи, с которыми сложно не согласиться. Колокольников-старший — о благородстве солдата, готового к смерти в любую минуту. Губернский военный начальник — о том, что не с кем ему воплощать грядущие реформы, а закон есть закон. Польский ротный командир — об уместности, согласно которой и закону, и совести отведены свои рамки, их не стоит путать, иначе какой тогда порядок. Всё это звучит правдиво и убедительно. Потому что правдиво для произносящего, но ни для кого другого.

История одного назначения 2018

Кадр из фильма «История одного назначения» / WDSSPR

Для Авдотьи Смирновой это одна из центральных тем многих её фильмов — осчастливить другого на свой манер, и её герои всегда упорствуют в этом до последнего. Ведь отказаться от своей правды, своего лучшего мира с молочными реками — это как от себя отречься. В этом случае молодой Колокольцев первый, кто отрекается. Потому что идеализм, приобретённый из книг и модных столичных веяний, слишком не зрелый по сравнению с идеализмом, взращённым с детства — о главенстве долга и закона. Им движет не страстное желание переустройства мира, а простое человеческое желание нравиться: чтобы граф Толстой заметил правильную открытую книгу на столе, чтобы несчастный Шабунин сбежал и вспоминал добрым словом своего избавителя, чтобы отец похвалил, наконец.

История одного назначения 2018

Кадр из фильма «История одного назначения» / WDSSPR

В итоге самыми честными в истории оказываются те, кто не видит в идеалах той точки опоры, которая сможет перевернуть землю — спивающийся прапорщик Стасюлевич (Сергей Уманов) и Софья Андреевна Толстая (Ирина Горбачева). Но это не к тому, что кто-то «правее» прочих. Просто они здесь не надеются, что ситуация может разрешиться благодаря чужому благородному поступку. Поступки надо совершать самому. Поэтому-то Софья Андреевна и говорит мужу о тётушке фрейлине сразу, не рассчитывая на чудесный исход суда. Главным же героям остаются разочарования и перерождения. Для графа Толстого — за кадром, в том, что ему ещё предстоит написать. Для поручика Колокольцева здесь же, в финале. Вот с ним создатели обошлись с особой жестокостью. Финальный поучительно-назидательный пролёт камеры, где уже он сам по старинке муштрует полк. Излишняя и даже немного неловкая мелодраматичность сцены у пруда и лежащей на земле Дуняши. Всё это невесть откуда взявшийся взгляд моралиста. А выносить приговоры этому фильму совсем не к лицу.

Анастасия Сенченко

В российском прокате — с 6 сентября 2018 года (уже на экранах страны)