Добро пожаловать!

 

«Глаза Орсона Уэллса»: Гений волн и линий

Документальный эпос «Глаза Орсона Уэллса» Марка Казинса открывает миру абсолютно неведомый доселе образ великого кинематографиста.

The Eyes of Orson Welles 2018 (Глаза Орсона Уэллса)

Постер фильма «Глаза Орсона Уэллса» / IMDB

28-й МКФ «Послание к человеку»
Панорама.doc

Глаза Орсона Уэллса / The Eyes of Orson Welles (2018, Великобритания)
Режиссёр: Марк Казинс / Mark Cousins
Мировая премьера: 71-й Каннский кинофестиваль / 71st Cannes Film Festival (2018)

Создатель «Истории кино», Марк Казинс получил эксклюзивный доступ к сотням картин и зарисовок самого Орсона Уэллса. С головой погрузившись в мир, зафиксированный на листах бумаги, салфетках и иных поверхностях, Казинс рисует совершенно новый образ гения от мира кино. Перед зрителем предстаёт Орсон Уэллс, характерные черты которого воссозданы им же самим — его руками, его кистью, его почерком. Человек невероятной жизненной энергетики. Раскаповывающий папки с рисунками Уэллса, Казинс не ограничивается попытками разобраться, в какие конкретно периоды и что именно отображал Уэллс. Режиссёр буквально препарирует, «залезает под рёбра» самой личности человека.

Разделив ленту на главы (и это тот случай, когда такое деление оправдано, в отличие от «Жены полицейского» Филипа Грёнинга, где подобное выглядело абсурдно), Казинс объединяет рисунки и картины Уэллса с этапами его взросления и работой в театре, на радио и в кино. Таким образом, жизнь этого человека приобретает новые оттенки красок — в данном случае, в буквальном смысле. Мы видим, как Орсон «проектировал» свои работы, располагал героев в сценах будущих фильмов и театральных постановках.

The Eyes of Orson Welles 2018

Кадр из фильма «Глаза Орсона Уэллса» / Dogwoof

Отдельно Марк Казинс выстраивает свой собственный диалог с гением Уэллса, на каркасе которого и строятся вышеупомянутые главы. В аудиописьме Орсону Марк рассказывает, как изменился мир с момента смерти режиссёра. Одни вещи, по мнению документалиста, удивили бы Уэллса, будь он сейчас жив, другие показались бы обыденностью, поскольку Орсон уже предсказывал появление чего-то подобного. Пройдясь по Интернету, возможностям современных телефонов и финансовому кризису, похожему на Великую депрессию, Казинс затрагивает и политику, упоминая, что «в Америке теперь президент, который думает, что он Чарльз Фостер Кейн».

В кадре также появляется и младшая дочь мэтра Беатрис, которая и предоставила документалисту доступ к работам своего отца. Оказывается, Уэллс начал рисовать, когда ему было 9. Вместе с его рисунками зритель идёт небольшими шагами по разным географическим областям — любимым городам и местам Орсона, в которых он рисовал природу, людей (фирменные человеческие носы, например, появились, когда Уэллс побывал в Ирландии) и раскадровки будущих шедевров.

The Eyes of Orson Welles 2018

Кадр из фильма «Глаза Орсона Уэллса» / Dogwoof

Параллельно с путешествием по вселенной гениального кинематографиста, Казинс пускается и в сторонние размышления не столько о творчестве Уэллса, сколько о его политических взглядах и гражданской позиции. Как завещал дедушка Фрейд, такие вещи начинают формироваться в далёком детстве, первые «кирпичики» заложила ещё мать Орсона. Неслучайными в жизни Уэллса оказывались и его женщины: их фактуры он подчёркивал в своих фильмах, записках и рисунках. Примечательно, что «Глаза Орсона Уэллса» предлагают свою трактовку ответа на популярный вопрос, почему мэтр оставил после смерти большое количество незавершённых проектов.

В своих черновиках и рисунках Орсон уделяет довольно много внимания деталям окружающей обстановки и второстепенным героям, тогда как центральный персонаж проектов или отсутствует, или подан в крайне безликих форматах. Уэллс видел мир вокруг, но не отрисовывал того, кто по законам драматургии и должен «вытягивать» зрительское внимание, оставляя героя с пустотой вместо лица. Впрочем, это остаётся лишь одной из теорий. Как известно, сам Орсон никогда не выставлял эти рисунки и черновики на обозрение, потому что, во-первых, не считал это произведением искусства, во-вторых, не хотел, чтобы кто-либо брал на себя роль судьи и, примеряя маску психоаналитика, брался искать в этих изображениях взаимосвязь между реальным и вымышленным.

Подходя к финалу, Казинс заканчивает своё «письмо» тезисом о том, что Уэллсу в наше время было бы идеально жить и работать. Довольно спорное утверждение. С одной стороны — да, мечты Орсона о том, чтобы в камере, например, больше не было плёнки, стали реальностью, как и многие другие вещи, о которых грезил его гений. С другой стороны, любимые Уэллсом большие экраны кинотеатров и размашистые постановки под угрозой уничтожения всепоглощающими стриминговыми платформами. Иронично, что именно онлайн-гигант Netflix, одна из таких платформ, через несколько месяцев представит миру последний фильм Орсона. Одобрил бы он такой поворот событий? Мнение самого Уэллса об этом мы уже, к сожалению, не узнаем.

Тимур Алиев