Добро пожаловать!

 

«Стефан Цвейг»: Рай не на земле

Трагичная биография классика «Стефан Цвейг» стала второй картиной на фестивале об отношении немецкоязычной интеллигенции к нацистскому режиму. В отличие от «Кестнера», «Цвейг» говорит о трагедии Европы более тонким языком.

Stefan Zweig Farewell to Europe 2016 (Стефан Цвейг)

Новое кино Австрии 2017

Стефан Цвейг / Stefan Zweig: Farewell to Europe (2016, Австрия, Германия, Франция)
Режиссёр: Мария Шрадер
Мировая премьера: 69-й кинофестиваль в Локарно / 69th Locarno Film Festival (2016)

Премьера ленты «Стефан Цвейг» состоялась во время кинофестиваля в Локарно, на площади Пьяцца Гранде. Картины для кинозала под открытым небом на восемь тысяч человек отбираются с особым трепетом, они должны быть либо зрелищем, либо сенсацией. Незабываемым визуальным опытом байопик о писателе назвать сложно (хотя заключительная сцена вышла у режиссёра Марии Шрадер оригинальной и сильной). А вот маленькой сенсацией он действительно стал. Австрия выдвигала картину и на Оскар в категории «Лучший иностранный фильм», что, по почти единогласному мнению западных критиков, поставило «Цвейга» в короткий ряд лучших немецкоязычных картин прошлого года.

Два автора — две альтернативы

На австрийском фестивале в этом году раскрыты два возможных выхода из жестокой ловушки, в которую творческая элита была загнана в конце 30-х. В картине «Кестнер и маленький Вторник» оставшиеся в сумрачном Берлине писатели и художники с волнением перечисляют фамилии эмигрантов. Томан Манн, Бертольд Брехт, Стефан Цвейг среди них. Борьба за себя, за семью, компромисс с властью может казаться и геройством, и глупостью. Бегство же — синоним скорее трусости, чем здравомыслия.

Stefan Zweig Farewell to Europe 2016

Тем не менее, судьба немногих интеллигентов за границей сложилась удачно. Многие буквально вынуждены были покончить с собой, в т.ч. и Стефан Цвейг (спойлер 75-летней давности). Другие — и это было третьей альтернативой в 30-е — нашли достаточно душевных сил, чтобы покинуть родину без уверенности в возвращении. Упоминаемый в обеих картинах Томас Манн, к примеру, продолжил литературную деятельность в Нью-Йорке в том же интенсивном ритме.

Условия, подготовленные жизнью для Стефана Цвейга, чуть ли не самого успешного писателя того времени, были исключительно выигрышными. Мировой безусловный успех, переводы на несколько десятков языков, молодая преданная жена, дом в небольшом городке Петрополисе вблизи Рио. Но тяжесть испытания одиноким благополучием вдали от родины сравнима с приспособлением под жёсткий режим в окружении близких.

Две страны — два осознания

Первая короткая сцена, скорее даже вступительный титр, задаёт смысловой и визуальный тон. Это огромное полотно из экзотических ярких цветов, полностью заполняющее экран. Через минуту мы узнаем, что букеты украшают праздничный стол на конференции поэтов и писателей в Буэнос-Айресе. Но первая ассоциация с траурным обрядом будет верной.

Stefan Zweig Farewell to Europe 2016

Во время заседания в Аргентине ПЕН-клуба Цвейг держится отстранённо от рассказов о страшных событиях на родине. Поздравления, аплодисменты, публикации — кажется, перелетев океан, пожилой благородный Цвейг и жена Лотта поглощены приятной суматохой официоза.

Конечно, это никогда не было так. Даже со стороны кажущаяся отрезвляющей поездка в промозглый Нью-Йорк и разговор с бывшей женой на самом деле едва ли открывает писателю глаза — они всегда были открыты. Здесь он просто вынужден проговорить реальную ситуацию, услышать истории друзей, удивиться прагматизму Манна. Но Цвейг возвращается в свой новый тропический дом, где разговоры об очевидной войне тонут среди сочной зелени, а скрывать отчаяние и одиночество всё сложней.

«Перед утренней зарёй»

История борьбы с самим собой рассказана бережно, спокойно и с юмором. Потому не появляется ощущение манипуляции зрителем с помощью драматических сцен. Цвейг, интеллигентный и хорошо осознающий положение вещей человек, сдерживает эмоции перед издателями и знакомыми. Едва заметные слёзы, мимическую непроницаемость (как защитная маска перед натиском ищущих справедливости журналистов) удивительным образом воплотил на экране известный австрийский комик Йозеф Хадер.

Stefan Zweig Farewell to Europe 2016

В фильме нет ночных сцен, в Бразилии всегда солнечно. Пейзажные съёмки Стефана Талера (частного оператора Ульриха Зайдля) дают буквально почувствовать аромат экзотических цветов и сладость во время экскурсии по зарослям сахарного тростника. Но сознание Цвейга пребывает в мрачном трауре. Ожидание «утренней зари» (цитата из предсмертного письма) под чужим солнцем для него невозможно, парадные букеты неотличимы от похоронных.

Вердикт

Деликатная картина обошла заезженные штампы байопиков и военных драм. Позиция писателя подана с уважением, что помогло избежать эмоциональной спекуляции трагическими фактами в контексте Второй мировой войны.

Рекомендуем

Существуй в австрийском кинематографе фильм о заграничном опыте Томаса Манна, из картин можно было бы составить эмигрантскую трилогию. А пока о послевоенном опыте жизни в Нью-Йорке известного философа немецко-еврейского происхождения правдиво рассказывает картина Маргареты фон Тротты «Ханна Арендт».

8/10
Мария Бунеева