Добро пожаловать!

 

Сакарис Стоура: «Люди не могли представить, что фарерский может быть языком кинематографа»

На прошлой неделе CoolConnections впервые привезли в Россию кино Фарерских островов. Призёр Берлинского кинофестиваля, режиссёр первого полнометражного фарерского фильма Сакарис Стоура рассказал Алине Корниенко о его загадочной родине, деталях творческого пути и киноменьшинствах.

— Скажите, как именно Вы пришли в кинематограф?. Это детская мечта, случайность или что-то ещё?

— В какой-то степени можно сказать, что стать кинорежиссёром было моей мечтой. Я открыл для себя кино в детстве, когда впервые увидел его по телевизору. Уже тогда я понимал: то, что мы видим на экране, не существует в реальной жизни, однако всё происходящее ощущалось предельно реалистичным. Тогда же я узнал, что именно люди создают эти события, эти миры, всё то, что так завораживало меня с экрана. Тогда я понял, что хочу подобно этим людям создавать альтернативные реальности, так кинематограф и вошёл в мою жизнь. У меня не было конкретной цели стать режиссёром, мне просто хотелось быть частью киноиндустрии.

— Киноиндустрия на Фарерских островах не поставлена на поток. Расскажите, как проходила Ваша инициация как режиссёра?

— Для начала я уехал в Норвегию учиться. Дело в том, что после окончания школы я в течение трёх лет работал на рыбном заводе, а потом вдруг однажды спросил себя, а не стоит ли мне как-то изменить свою жизнь. Так я и оказался в Норвегии. Просто чтобы больше не работать на том самом заводе. Там-то я и осознал, как можно попасть в киноиндустрию. Сначала я окончил что-то вроде киноколледжа для общего ознакомления с процессом кинопроизводства. Затем я подал документы и прошёл в киношколу, а после её окончания вернулся домой. На тот момент на Фарерских островах кинопроизводства как такового не существовало: не было ни студий, ни ренталов (сервис проката кинооборудования — прим. CinemaFlood), ни специалистов, ни техники. И всё же именно тогда стали появляться первые национальные короткометражные фильмы. С этого формата начал и я.

На тот момент существовала ещё одна серьёзная проблема. Дело в том, что до моей первой короткометражной работы «Summarnátt» (2012) не существовало ни одного фильма на фарерском языке. Помню, как все спрашивали меня, на каком языке будет мой фильм — на датской или на английском. «На фарерском» — недоумённо отвечал я им, а люди даже не могли представить, что фарерский может быть языком кинематографа. Тогда-то целью моего первого фильма и стало кино именно на родном для меня языке.

Sakaris Stora

Сакарис Стоура. Фото: Василий Максимов / AFP

— Это удивительно! Когда я готовилась к этому интервью, то даже не могла представить, сколь важным являлся для Вас, как для режиссёра, именно языковой вопрос.

— Когда в стране есть долгая история кинопроизводства, традиции национального кинематографа, Вы просто привыкаете к его существованию и воспринимаете его как данность. Безусловно, кино должно быть данностью, однако когда такой национальной культурной традиции не существует, а на языке говорят всего-то 50 тысяч человек, создание фильма на нём остановится настоящим испытанием.

— Расскажите о фильме, который Вы привезли в Россию. Это Ваша первая полнометражная работа?

— Именно. До этого я снял два короткометражных фильма на Фарерских островах, а потом мне захотелось создать более длинную историю. В то же время зрительская аудитория стала обращать внимание на фарерское кино, на Фарерских островах начали появляться единичные гранты для кинематографистов. Сегодня дело обстоит совсем по-другому, а пять лет назад никто даже представить не мог какие-то гранты на кинопроизводство. И вдруг стало возможным получение небольших, но всё же достаточных для создания кино государственных дотаций.

Я решил снять свой первый полнометражный фильм и сделать это именно на Фарерских островах, что может показаться странным, так как это довольно скучное место. Вместе с фарерской писательницей Марьюн Сидербё Кьельнас мы начали работу над сценарием. «Мечты у моря» (Dreams by the Sea, 2017) — это история двух девочек из абсолютно разных общин. Эстер родилась и всю жизнь прожила на Фарерских островах в очень консервативной семье, в которую, как ей кажется, она совершенно не вписывается, в особенности, в те рамки и ограничения, которые ставят семья и община. Вторая же девочка живёт на другом конце страны вместе со своим братом и матерью-алкоголичкой. Героини очень разные и всё же они находят общий язык и вместе начинают обдумывать план побега.

— Это какая-то личная или же полностью выдуманная история?

— Это, конечно, выдумка, и всё же я, да и все жители Фарерских островов, точно знаем кого-то похожего на ту или иную героиню. Мне хотелось создать персонажей и историю, с которой мои соотечественники могли бы частично или полностью ассоциировать себя. Чтобы именно национальный зритель смог после просмотра фильма переосмыслить свою жизнь и жизнь в своей стране. Хотелось побудить их именно к рефлексии, не навязывая при этом своего мнения. Возможно именно поэтому лента стала столь популярна. Фарерцы любят ходить в кино и очень часто смотрят фильмы именно в кинотеатрах, однако мы — единственные скандинавы, которые смотрят исключительно иностранные фильмы.

Мы не смотрим наше собственное кино, потому что у нас его до недавнего времени, как я уже сказал, просто не было. Поэтому мы не имели возможности увидеть себя, наше общество, со стороны, с киноэкрана. Именно поэтому я вдвойне рад, что фильм так хорошо продался. Да, у нас очень и очень маленький рынок, но столь высокая популярность моего фильма доказывает, что фарерцы хотят смотреть кино о самих себе. Именно поэтому мне хочется продолжать создавать свои фильмы именно у себя на Родине. Сейчас я как раз начал работу над своей второй полнометражной картиной. Действие разворачивается на рыбном заводе. Я ещё в самом начале пути её создания.

— Это будет личная история?

— Я так много работал с далёким от меня и моего жизненного опыта материалом, что теперь мне захотелось поместить моих героев в знакомую среду.

— Расскажите о кинематографе Фарерских островов. Хотелось бы узнать про его характерные черты, понять ключи к его пониманию.

— Сегодня очень много подвижек происходит в киноиндустрии Фарерских островов. Много людей работают над созданием художественных и документальных фильмов. Я думаю, в ближайшие несколько лет на национальные и мировые экраны выйдет много действительно интересных и занятных фарерских фильмов. Мне кажется это очень интересным, так как кино Фарерских островов, да и сам регион — совершенно неизведанная территория. Меня всегда поражало, как при таком небольшом населении на Фарерских островах так много талантливых и сильных деятелей искусства. Это подталкивает фарерцев на создание собственных фильмов: раз мы можем добиться таких успехов в музыке и живописи, значит и в кинематографе получится. Иногда даже забываешь, как мало людей на самом деле населяет нашу страну.

Dreams by the Sea 2017

Кадр из фильма «Мечты у моря» (2017). Изображение: CoolConnections

— Вы являетесь призёром Берлинского кинофестиваля 2014 года. Расскажите, каково это — участвовать в таком значимом кинофестивале с коротким метром, да ещё и представлять мало кому известную с точки зрения кинематографа загадочную страну?

— Это было очень необычно. Ранее я уже участвовал в Берлинском кинофестивале в одной из лабораторий талантов, проходящих каждый год в рамках данного мероприятия. Я знал, насколько это уникальное событие. А потом узнал, что наш короткометражный фильм «Vetrarmorgun» (2014) прошёл в одну из конкурсных программ. Тогда я почувствовал себя по-настоящему счастливым и довольным своей работой как режиссёра. А потом мы выиграли. Оказалось, что счастью нет предела. Понимаете, когда являешься частью народа численностью в 50 тысяч человек, всегда поневоле чувствуешь себя то ли аутсайдером, то ли бедным родственником. Не важно, каковы обстоятельства, ты всё равно не такой как остальные. Именно поэтому вдвойне приятно осознавать: то, что ты делаешь, понятно и близко не только национальной, но и мировой аудитории. И всё же в каждой заполняемой анкете или в каждом интервью мне приходилось рассказывать о том, откуда я родом. Так что теперь я особенно силён в географии.

— Что Вы почувствовали после победы?

— У меня было полное затмение. Мне кажется, у всей съёмочной группы оно было. К примеру, актриса от радости где-то потеряла свои туфли. Тогда я впервые почувствовал, что кино и вообще искусство Фарерских островов мировая общественность начала воспринимать как что-то действительно серьёзное и стоящее. Это было самым важным моим достижением и открытием на тот момент, мне кажется.

— Что Вам дало участие и победа в Берлинском кинофестивале как деятелю киноискусства и как производственнику?

— Эта победа помогла осознать окружающим мою ценность как режиссёра. Когда у тебя есть награда столь важного международного фестиваля, гораздо легче найти продюсеров и получить финансирование. Большинство кинопродуктов сегодня — это копродукции. Было бы логично действовать в подобном ключе и фарерским кинопроизводителям. Фильм «Мечты у моря» снят совместно с Данией. Мне кажется, это стало возможным именно благодаря тому, что я являюсь призёром Берлинского кинофестиваля. Вообще-то, именно на фестивале я и познакомился с своим датским продюсером.

Sakaris Stora (Сакарис Стора)

Фото: Василий Максимов / AFP

— Вы являетесь представителем национального авторского кинематографа. Как Вы думаете, в чём его суть и какова роль этого вида кинематографа в современном мире?

— Мне кажется, люди всё больше интересуются авторским кинематографом, ведь он сегодня находится на очень высоком уровне. Зрители рассматривают авторское кино не просто как альтернативу массовому кинематографу. Они осознают, что зачастую наиболее интересные истории рассказываются именно в авторских фильмах, потому что эти истории рассказываются людьми, а не компаниями. Мне кажется особенно важным то, что независимый кинематограф стал доступен широкой аудитории.

— Вам хотелось бы однажды создавать именно массовый кинопродукт?

— Для меня вопрос стоит немного по-другому: если вдруг у меня появится идея такого фильма, я буду бороться за его реализацию. А вообще моей основной и единственной целью как режиссёра является сама возможность делиться со зрителем моим историями.

— Как Вы думаете, существуют ли в сегодняшнем мире киноменьшинства?

— Когда мы создавали «Мечты у моря», то, конечно же, хотели снять фильм о фарерском обществе на фарерском языке. В то же время мы стремились к тому, чтобы это была универсальная, понятная всем и каждому история. Мне кажется, так поступает каждый режиссёр. И всё же существует разница того, где произведён тот или иной фильм. Каждый кинематограф по-своему уникален, как и любое искусство в целом.

Dreams by the Sea 2017

Кадр из фильма «Мечты у моря» (Dreams by the Sea / Dreymar við havið, 2017). Изображение: CoolConnections

— А какое кино Вы любите?

— Я просто люблю кинематограф. Я очень много путешествую и вместе со страной открываю для себя её кино. Для меня важнее всего, чтобы фильм рассказывал человеческую историю. И не важно, массовый это или авторский кинематограф. Возьмём, к примеру, «Выжившего» (The Revenant, 2015). Это один из моих любимых фильмов. Он одновременно и кассовый, и реалистично человечный в широком смысле слова. Мне также очень близок по духу скандинавский кинематограф.

— А как насчёт российского кинематографа?

— Вы большие счастливчики, ведь в России столь долгая история национального кинематографа, да ещё и богатая такими именами, как Сергей Эйзенштейн! Я очень люблю творчество Андрея Тарковского. А вот с современным российским кино знаком крайне поверхностно. Я смотрел только «Левиафана» Андрея Звягинцева, он произвёл на меня глубокое впечатление не только сюжетом, но и самим исполнением.

— А откуда Вы черпаете своё вдохновение?

— Из всего, что меня окружает. Фарерские острова обладают удивительной природой и неповторимыми метафоричными пейзажами. Мои персонажи очень часто скучают и маются от того, что им нечего делать. Так что из безделья я тоже черпаю вдохновение. Как ни странно, скука тоже может быть крайне занятной и увлекательной. Но для режиссёра самыми вдохновляющими занятиями, безусловно, являются чтение и наблюдение за окружающими.

Беседовала Алина Корниенко
Фото на обложке: Василий Максимов / AFP