Добро пожаловать!

 

«На её плечах»: За ваши жизни

История юной Нади Мурад, жертвы сексуального рабства в ИГИЛ, ставшей голосом своего народа, в чуткой и осторожной картине «На её плечах».

On Her Shoulders 2018 (На её плечах)

Постер фильма «На её плечах» / Filmaffinity

28-й МКФ «Послание к человеку»
Панорама.doc

На её плечах / On Her Shoulders (2018, США)
Режиссёр: Александрия Бомбэк / Alexandria Bombach
Мировая премьера: 34-й кинофестиваль независимого кино «Сандэнс» / 34th Sundance Film Festival (2018)

После исследования статуса фотографии в Афганистане до и после правления Талибана в ленте «Кадр за кадром» Александрия Бомбэк сняла фильм о девушке Наде Мурад, «последней надежды езидов». В 2014 году 23-летняя Надя из маленького народа езидов попала в плен. Террористы ИГИЛ пришли в её деревню и совершили акт геноцида, убив около 700 мужчин и стариков, а выживших женщин и детей взяв в плен. На дворе 2016-й. В объективе Александрии Бомбэк пережившая сексуальное насилие и бежавшая из Ирака в Германию девушка уже два года ездит по разным странам мира, вновь и вновь рассказывая свою историю от начала до конца.

Камера Бомбэк практически не заметна, она вторгается в пространство Нади очень аккуратно, словно неосторожный кадр или приближение может травмировать эту хрупкую девушку. История не отматывает время назад и не содержит каких-либо архивных кадров, повествование строится на настоящем, представляя жизнь Нади за кадром международных выступлений. Больше половины хронометража составляют будничные ожидания рейсов в аэропортах, бесконечные репетиции речей, которые предстоит произносить перед сильными мира сего, и закулисные переговоры с чиновниками и политиками, которые, возможно, смогут преобразовать слова в действия.

On Her Shoulders 2018

Кадр из фильма «На её плечах» / IMDB

Большое внимание Бомбэк уделяет взаимоотношению героини и средств массовой информации. Перед нами проносится череда интервью, выступлений на радио, однотипных шаблонны вопросов, обращённых к жизни во время плена и после самой Нади, тогда как девушка в одной из сцен прямо заявляет, что журналисты совершенно её не понимают и задают абсолютно не те вопросы, на которые ей хотелось бы отвечать. Если поначалу и может казаться, что Надя борется за нечто личное (в одном из эпизодов мы узнаём, что судьба её родственников до сих пор не известна; её братья и сёстры то ли содержатся в лагере ИГИЛ, то ли числятся пропавшими без вести), то впоследствии вектор ленты меняется.

Из реплик девушки зритель понимает, что в первую очередь она хочет обратить внимание мирового сообщества не на себя саму, а на проблемы её народа, на состояние лагерей для беженцев, на воссоединение семей, которых расселяют в ЕС по разным странам. Примечательно, что сейчас, в 2018-м, ратует не ради себя, а ради других и украинский режиссёр Олег Сенцов, держащий голодовку уже 127-й день голодовки. Вероятно, у каждого из нас свои собственные инструменты борьбы, будь то выступление на трибуне ООН или голодовка. Краеугольным камнем на пути Нади становится бюрократия. На помощь в битве с ней приходит её верный соратник, по совместительству переводчик (девушка не знает английский). То и дело обивая пороги чиновников и директоров различных некоммерческих организаций, им приходится сталкиваться с популизмом в обёртке из красноречивых обещаний и высокопарных речей.

On Her Shoulders 2018

Кадр из фильма «На её плечах» / IMDB

Практически ни разу за 1,5 часа Александрия Бомбэк не показывает Мурад плачущей, слабой. До конца так и не ясно, действительно ли мы наблюдаем женщину с невероятной силой воли, или подобные эпизоды были исключены на этапе монтажа. Путь, который избрала экс-пленница ИГИЛ, сделал из неё пленницу медиапространства. Тысячи беженцев-езидов, тысячи пленников в лагерях террористов, которые по сей день подвергаются гонениям и насилию, неосознанно вручили Наде своё знамя. Путешествия по лагерям беженцев, «последняя надежда езидов» говорит со сцены о надежде, терпении и солидарности с жертвами сексуального рабства и насилия. Общаясь с жителями этих лагерей, она ругает тех, кто позволяет себе плакать. «Я сюда приехала не для того, чтобы видеть ваши слёзы, я хочу поделиться с вами надеждой и силами», — заявляет 23-летняя девушка, кажется, буквально со стальным стержнем внутри.

Ближе к концу повествование приобретает цикличную структуру: кажется, что бедная Надя так и будет годами топтаться на трибунах и в рубках радиостанций, пересказывая свою историю снова и снова. Однако финал переворачивает восприятие на все 360. Сомнений в стержне Нади Мурад не остаётся. Возникает новый вопрос — быть может, этот стержень из адамантия?

Тимур Алиев

Обложка: Кадр из фильма «На её плечах» / IMDB