Добро пожаловать!

 

Никита Владимиров: «Знаете, есть такие истории, за которыми все охотятся»

Накануне российской премьеры трагикомедии «Карп отмороженный» генеральный продюсер фильма Никита Владимиров раскрыл секреты производства авторского кино в России, рассказал о том, каково работать со знаменитыми родственниками на одной площадке, поделился творческими планами и назвал наиболее яркие отечественные фильмы прошлого года.

— Прежде всего, хотела бы выразить Вам благодарность за столь замечательное кино. По моему мнению, не только как критика, но и как зрителя, «Карп отмороженный» — один из лучших российских фильмов 2017 года. Расскажите, пожалуйста, как у Вас появилась идея экранизировать повесть?

— Идея появилась так: мой друг Андрей Таратухин, который написал эту повесть, спросил: «Может, мы из этого попробуем что-нибудь сделать?».

— Давно ли Вы с ним дружите? Почему именно эта повесть, а не какое-либо другое его произведение?

— Дружим мы довольно давно. Вот как мы с ним познакомились: его супруга — кастинг-директор и агент; когда я учился в театральном институте, она приходила отбирать актёров в своё кастинг-агентство. И отобрала меня. Через неё мы познакомились с Андреем, так завязалось наше общение, дружба. Потом, через несколько лет, когда всё уже поменялось, он рассказал мне именно об этой своей повести, и она запала мне в душу.

— Запала в душу по личным причинам?

— Да, конечно. Мне кажется, эта тема любому западёт в душу, у всех есть мама. Надо сказать ещё о том, что повесть, она побольше, чем сам фильм, пришлось многое сокращать. В самом тексте есть удивительно описанные вещи из жизни каждого из нас. Эта повесть очень легко, довольно смешно и трогательно написана. Когда я впервые её прочёл, то даже прослезился в конце.

— Я в конце фильма тоже прослезилась. Несмотря на то, что финал открытый, для меня он предельно определён.

— Именно так.

Карп отмороженный 2017

Марина Неёлова и Алиса Фрейндлих в фильме «Карп отмороженный». Изображение: «Кинологистика»

— Давайте поговорим о самом сценарии. Как проходила работа над ним?

— Так как Андрей до этого не писал сценарии к полнометражным фильмам, мы решили, что нужен кто-то с опытом, и этим человеком оказалась Оксана Карас. Я запер их с Андреем вдвоём в квартире, стоял с кочергой у входа, а они неделю не выходя оттуда делали первый драфт сценария (черновой вариант — прим. CinemaFlood), от которого мы начали шагать. Когда мы уже познакомились с Володей Коттом, появился ещё один сценарист — Дмитрий Ланчихин, который был уже Володиным сценаристом и дорабатывал те вещи, которые важны были именно Володе. Так образовалось несколько сценаристов.

Оксана — этот тот человек, который сделал первый драфт сценария, в чём ей помогал Андрей. Оксана рассказала ему, как и что из его повести будет работать в кино, Андрей же, как автор повести, в свою очередь говорил Оксане, что ему важно сохранить из исходного текста. Дима этот текст уже дочищал, развивая при этом видение истории Владимиром Коттом. Вместе с Андреем, опять же. На финальном этапе создания сценария Володя внёс последние штрихи и правки вместе с оператором и художником, так как до этого ввиду работы над другим проектом он не мог полностью погрузиться в сценарную работу.

— Расскажите, пожалуйста, с какими наиболее значительными трудностями Вы столкнулись на этапе поиска финансирования и пре-продакшна?

— На пре-продакшне особых трудностей не было, потому что в нашей команде была очень опытный исполнительный продюсер и сопродюсер, Мария Авербах, которая держала всё производство в железных руках. А вот относительно финансирования сначала мы надеялись, что на наш проект обратят внимание в Фонде Кино и в Минкульте, чего не произошло. Потом я стал бегать как ошпаренный петух, искать и просить у всех деньги. Артисты и вся съёмочная группа уже дали своё согласие, стало понятно, что совершенно не хочется терять эту конструкцию. Когда все пазлы сложились, не хотелось это потерять, но, к счастью, мне встретилась компания «Полюс—Лензолото». У них есть целый департамент социальной ответственности, как и в любом крупном бизнесе.

— Очень хорошо, что есть такие компании, которые помогают развитию национальных культуры и искусства.

— Безусловно!

Николай Владимиров

Фото: Василий Максимов / AFP

— Никита, Вы из театральной и кинодинастии (дедушка и бабушка Никиты — народные артисты СССР Игорь Петрович Владимиров и Алиса Бруновна Фрейндлих — прим. CinemaFlood). Скажите, помогло ли Вам это на большом кинопроизводстве?

— Из кинодинастии я всё же в меньшей степени. Мои родственники, конечно, снимались в кино, но никогда не были ни к какой семейной киножизни приобщены. Знаете, ведь киношники, как и театралы, все между собой общаются, встречаются семьями. Именно для моей семьи в театре такое присутствовало, а вот в кино — нет. Поэтому с кино связи не было никакой, а в театре многие творческие деятели являются нашими друзьями семьи.

Не могу сказать, что это лично мне как-то особо помогло. Когда вы просто дружите, встречаетесь, общаетесь, выпиваете, — это одна история, а когда приходишь по работе — уже другая. Вот, например, я пришёл к Михаилу Сергеевичу Боярскому с пьесой и предложил ему в ней сыграть. Он честно сказал мне, несмотря на то что много лет работал с моей бабушкой в одном театре (театр имени Ленсовета — прим. CinemaFlood), а у моего дедушки учился, пьеса ему не нравится. Так что помогли мне мои родственные связи только в том, что я смог дать ему пьесу на прочтение напрямую, но если человеку не нравится, он не будет против своей воли участвовать.

— Вы работали вторым режиссёром на «Хорошем мальчике» Оксаны Карас, получившем Гран-при «Кинотавра», продюсировали театральные проекты. Когда вы стали генеральным продюсером полного метра, да ещё и авторского кино, как изменился ваш вектор кинопроизводства? Много ли пришлось учиться в ходе работы? Сразу ли Вы почувствовали разницу с предыдущим профессиональным опытом?

— Разница между продюсированием театральных и кинопроектов небольшая. Немного отличается лишь специфика, которая познаётся довольно быстро путём погружения. Принципы же одни и те же. Второй режиссёр и генеральный продюсер — совершенно разные функции и мера ответственности. Опыт работы вторым режиссёром безусловно помог мне, после этого начинаешь лучше понимать свою команду, ведь именно второй режиссёр взаимодействует на площадке со всеми. Эта профессия, можно даже сказать собачья работа, очень закаляет и помогает понять про кино абсолютно всё.

— Никита, скажите, каково это — работать с друзьями, тем более с родственниками на одной съёмочной площадке?

— С друзьями работать тяжело, а с родственниками в данном случае легко. Знаете, как говорил Масленников: «Нет ни одного сценариста, который был бы доволен тем, как сняли фильм по его сценарию». В случае с «Карпом отмороженным» у нас тоже были некоторые столкновения мнений, в том числе с автором, дружеские, конечно, с режиссёром, решение ведь должен принимать продюсер, хоть это и авторская история, поэтому убирать режиссёра нельзя, иначе нужно было бы делать совсем продюсерскую комедию. Именно в этом и была сложность, так как это резонирует на личные отношения. Когда ты что-то делаешь против желания твоих товарищей, но, как тебе кажется, правильно и во благо задачи, это отражается на общении. В случае работы с родственниками никаких проблем не было просто потому, что работа Алисы Бруновны совершенно не планировалась в этом фильме, но произошла совершенно случайно. Я просто попросил её прочитать сценарий и дать свою оценку, так как мне показалось, что это хорошая история.

Карп отмороженный 2017

Алиса Фрейндлих в фильме «Карп отмороженный». Изображение: «Кинологистика»

Она сказала, что давно не читала таких хороших сценариев и что там есть очень интересная роль Людмилы, подруги главной героини, на которую нужно очень грамотно подобрать артистку, так как такая характерная роль — мечта каждой драматической артистки. Я спросил, интересно было бы ей самой сыграть Людмилу, на что Алиса Бруновна ответила, что роль написана совершенно не для неё, ведь изначально Людмила описывается как гигантская бабища с тяжёлыми руками. После этого разговора я позвонил Котту и сценаристу, мы встретились, они переписали персонажа для Алисы Бруновны, которая после прочтения нового варианта сценария сразу же согласилась. Бабушка — самый дисциплинированный человек в мире, которого я знаю, самый пунктуальный, самый чёткий и ответственный. Она всё до запятой учит, записывает, помечает, за полчаса на съёмочную площадку приезжает, тихо и неприхотливо сидит, делает всё, что ей скажут. Она просто ангел, мечта любого режиссёра и продюсера.

— Это замечательно, когда есть такая бабушка, которая ещё и такой профессионал!

— Мне правда бывает очень обидно, что некоторые деловые и хваткие люди пользуются её добротой, мягкостью, когда приглашают участвовать в том или ином проекте. Она человек добрый, поэтому когда она мне всё же позволяет представлять свои интересы — в последнее время я именно этим и занимаюсь — я всегда требую должного к ней отношения. С одной стороны, я понимаю, чего хотят добиться продюсеры предлагаемыми условиями, но как внука меня это безмерно огорчает.

— Никита, каковы Ваши дальнейшие творческие планы?

— У меня есть три шикарных сценария, один из которых мюзикл с просто фантастической музыкой. Сейчас мы как раз работаем над его запуском. Это тот редчайший случай, когда совпадает нечто творческое — тематика, которая беспокоит и задевает, и лёгкость для зрителя, которая обеспечит широкий прокат фильма. Знаете, есть такие истории, за которыми все охотятся. Вот этот мюзикл — одна из них.

Николай Владимиров

Фото: Василий Максимов / AFP

— Будем ждать с нетерпением! Какие советы Вы могли бы дать начинающим продюсерам?

— Необходимо рассматривать каждый конкретный пример отдельно. Брать ситуацию и думать, как её решать. Это в каком-то смысле сродни математической формуле. Нет правил, на мой взгляд, есть какие-то принципы, по которым это работает. Если это полный метр, то принципы одни. Необходимо смотреть исходные данные. Пока я сам для себя пришёл к выводу, что продюсер — это не профессия, этому нельзя научиться, это скорее даже не образ жизни, но набор внутренних качеств человека. И потом, продюсеры ведь бывают разные, это просто общественность подводит всех под одно понятие. Можно быть продюсером авторского кино и делать альтруистические вещи, а можно быть продюсером коммерческим.

Необходимо в первую очередь обращать внимание на исходные данные: есть ли только сценарий, ведь если есть только он, более крупным продюсерам выгодно просто его у тебя купить. Когда я приходил с «Карпом», давал сценарий, мне предлагали купить, тогда как я хотел быть сопродюсером и влиять на процесс создания фильма. А когда ты приносишь сценарий, к которому уже прилагается некая конструкция, скажем, договора с тремя артистами или режиссёром, становится гораздо проще, ведь уже есть тот самый необходимый джокер. Вот его-то в первую очередь и нужно искать.

— И последний вопрос. Назовите, пожалуйста, три самых запомнившихся Вам фильма, вышедших в 2017 году.

— Конечно же, «Время первых». Это потрясающее русское кино, очень красивое, качественное, крутое, эмоциональное, моральное, идеологически правильное, очень качественно сделанное. «Салют-7». Мне прежде всего было интересно сравнить его со «Временем первых», насколько эти фильмы похожи. В итоге мне оба они очень понравились. И, наконец, «Как Витька Чеснок вёз Лёху Штыря в дом инвалидов». Это очень крутое авторское кино, кино европейского уровня, которое надо показывать национальному зрителю, поэтому очень жаль, что создатели ленты очень поздно занялись её прокатом.

Беседовала Алина Корниенко
Фото на обложке: Василий Максимов / AFP