Добро пожаловать!

 

Мо Данфорд: «Я не пришёл на фильм, потому что я смотрел регби»

Актёр Мо Данфорд рассказал о феномене ирландского кино, избиении агента Смита и, конечно, Брексите.

Интервью с ирландским актёром Мо Данфордом, который представлял сразу четыре фильма на Irish Film Festival 2019, состоялось в последний день его пребывания в Москве. Это произошло совсем не потому, что его расписание было забито встречами. В назначенный организаторами день сборная Ирландии по регби вышла в финал Кубка шести наций. Актёр попросил директора кинофестиваля извиниться и перенёс встречу. На следующий день он был слегка растрёпан из-за проигрыша родной команды, празднования Дня Святого Патрика по-московски и, возможно, поспешного сбора чемоданов. Обо всём этом, а также о работе в четырёх совершенно не похожих друг на друга картинах, пытках Хьюго Уивинга и своих мечтах Мо Данфорд рассказал Веронике Скурихиной.

Прежде, чем мы начнём наше интервью, вы должны знать обо мне одну важную и постыдную вещь: я не смотрела сериал «Викинги» ни одной минуты, ни одного эпизода (Мо Данфорд играет в сериале Этельвульфа, принца/короля Уэссекса — прим. CinemaFlood).

— Да так даже лучше! Мне приятно это слышать, потому что это единственная вещь, которой я чертовски боялся, что это обещанное большое интервью будет о «Викингах». Лично мне гораздо интереснее не говорить о них.

Вот и мне хочется поговорить о фильмах, которые я посмотрела на фестивале. Я хожу на него каждый год и, наконец, появилась возможность спросить у настоящего ирландца, а в Ирландии проходят подобные фестивали ирландского кино?

— Да! У нас проходит кинофестиваль в Голуэй. И он крутой. Каждый фильм, который презентуется в Голуэй, претендует на то, чтобы совершить прорыв в ирландском кинематографе. Причём большинство картин, которые там демонстрируются, показывают вообще впервые на публике. Это такой в хорошем смысле нервяк для участников, потому что Galway Film Fleadh — действительно значимый смотр. А вот таких фестивалей, как этот, например Фестиваля российского кино в Ирландии, у нас нет. Но мой агент Ричард Кук основал фестиваль Subtitle, который обычно проходит в Килкенни, и вот это по-настоящему классный смотр.

Ричард пригласил актёров со всего мира, со всей Европы, из Украины, России. Огромное количество российских актёров, отличных актёров. Например, там был этот ваш популярный артист Саша (Александр Кузнецов — прим. CinemaFlood), которому вручили награду. Вот там нам, ирландским актёрам, просто нечего было делать. Мы сидели в маленьком городке Килкенни и несколько дней подряд смотрели отменные зарубежные кинофильмы, смотрели, как за них получают награды… Мне кажется, это отличная площадка для встреч, знакомств, какого-то обмена мнениями. Но, повторюсь, ничего похожего на Irish Week в Москве.

Хорошо, но я хотела понять, существует ли вообще культура похода в кино на фильмы местного производства? Или, как это часто бывает в других странах, ирландская публика предпочитает голливудские блокбастеры?

— Ну, если говорить про «Мстителей» и все эти фильмы Marvel, то, конечно, они собирают публику также активно, как и в России, я думаю (когда Мо Данфорд был в Москве, в прокате шёл фильм «Капитан Марвел» — прим. CinemaFlood). Думаю, вы это понимаете: людям нравится смотреть такие большие премьеры в кинотеатрах на больших экранах. Но должен вам сказать, что именно здесь я сделал поразительное наблюдение. Анна (Грязнова) и Джерард (МакКарти) создали у вас нечто невероятное, этот фестиваль. Я же был на открытии, представлял фильм «Чёрный 47-й» и видел это множество зрителей, которые пришли на него, потому что действительно хотели посмотреть хорошую картину, проникнуться ею и таким образом хорошо провести вечер. А эти вопросы, один за другим, которые без остановки люди задают на Q&A! Руки просто не опускаются. В Ирландии ничего подобного нет, никто не тянет руку, чтобы высказаться. Они высиживают в ожидании окончания мероприятия. Но здесь эти зрители, они же действительно заинтересованы в том, что хотят сказать или спросить, они воспринимают всё всерьёз. Я был поражён, когда увидел, с каким уважением публика относится к мероприятиям, подобным этому фестивалю, фильмам… Меня это по-настоящему захватило. Насколько они увлечены ирландской культурой.

Тогда вы должны знать, что Irish Film Festival — один из самых популярных в Москве. После New British Film Festival и AMFEST. Я не пропускаю ни одного фестиваля вот уже несколько лет подряд, замечаю одних и тех же людей…

— Тогда я вам должен рассказать, что меня впечатлило больше всего. Анна Грязнова, директор фестиваля. Когда я услышал её историю на открытии: она в 2015-м была волонтёром, а сейчас руководит этим смотром. Это какой-то фантастический прогресс, и этот факт нагляднее остальных показывает, насколько серьёзное мероприятие этот фестиваль.

Я обещала не говорить о «Викингах», но мне придётся задать следующий вопрос, ссылаясь на них. Потому что у вас есть опыт работы в таких крупномасштабных и крупнобюджетных популярных проектах как «Викинги». В чём разница между работой в подобном проекте и съёмками в камерном ирландском кино, которое вы представляете на фестивале?

— Да, у «Викингов» бюджет просто чертовски огромен и совершенно не сравним со всеми этими четырьмя фильмами. Хотя мне кажется, бюджет «Викингов» не настолько огромен, как все думают. Особенно если сравнивать с «Игрой престолов». Но гигантский, если сравнивать его с «Раскопками», на которые ушли всего три недели съёмок. Кажется, это был самый низкобюджетный фильм, в котором я когда-либо снимался. А 12 эпизодов «Викингов» мы снимали 11 месяцев. По сравнению с «Раскопками» это просто какой-то киномонстр. А так… есть история, есть конкретный персонаж, есть конкретные сцены в конкретной серии. Ты никогда не знаешь, собираются ли тебя сценаристы убить. Берёшь сценарий текущей серии, читаешь: «О, класс, я всё ещё жив!» (смеются вместе).

Вы точно не в «Игре престолов» снимаетесь?

— «Я выжил! Я выжил, да!». И так каждый раз. А для съёмок ирландского фильма нужно… недели четыре обычно, не больше. И, возвращаясь к «Викингам», важно сказать про команду. Эти ребята знают друг друга лет 20. Они снимали вместе «Камелот», «Тюдоры», сейчас «Викинги», уже есть договоры на какие-то будущие проекты. Они сохраняют эту особую ирландскую атмосферу на площадке. Думаю, вы понимаете, о чём я.

Vikings (Мо Данфорд)

Мо Данфорд в сериале «Викинги» / IMDB

Кажется понимаю. Хотя бы потому, что один из ваших фильмов, как раз «Раскопки», которые вы упомянули, показался мне очень русским. Столько сходства с российским авторским кино именно в ощущении, в восприятии.

— Да неужели? Давайте, рассказывайте.

Вы когда-нибудь слышали о режиссёре Юрие Быкове?

— Да!

Так вот, когда я смотрела «Раскопки», меня не оставляло ощущение, что этот фильм снял Быков. Или мог бы его снять. Потому что и сама тема, и атмосфера, и диалоги… всё напоминает о его фильмах.

— Он мрачный, напряжённый.

Я даже знаю, кто мог бы сыграть вашу роль (показывает фотографию Дениса Шведова).

— Да! Действительно похож, когда у меня стрижка покороче…

Но вообще хочется спросить: вы представляете четыре картины на этом фестивале, четыре! Это обычная практика для вас — такое количество премьер в год?

— Нет, вообще нет. Хотя в прошлом году в Голуэй я представлял три фильма. А вот в следующем году, кто знает, дай Бог, будет хотя бы один. Это просто так случилось. Но я расскажу вам, как именно это произошло: закончились съёмки в «Викингах», меня тут же позвали сниматься в «Майкл внутри», только сняли последний кадр «Майкла внутри», начали снимать «Чёрный 47-й», потом сразу «Харт-метал» и затем «Раскопки». Вот в таком порядке. Теперь я сижу здесь. Я просто хочу попробовать себя в самых разных фильмах, поработать с разными режиссёрами, так что я был готов уже расстаться с «Викингами» и пойти другой дорогой. Я тогда соскучился по полнометражным фильмам. А теперь снова ищу работу (смеётся), такую, за которую платят, в каком-нибудь проекте с большим бюджетом. Пытаюсь вернуться в строй, так сказать. Так что это точно не обычная ситуация для меня, но это был осознанный шаг и я с удовольствием говорю о полученном опыте. Тем более это позволило мне оказаться тут, познакомиться со всеми этими людьми на показах, с Анной и Джерри. А волонтеры тут какие?! Это какие-то особенные люди. Взять хотя бы Ксению, которая присматривает за мной. Такая внимательная, милая. Только представьте, я открываю своё расписание на эти 5 дней, а там обязательным пунктом игра сборной Ирландии в регби. Вот такими и должны быть расписания! О, регби! О, празднование Дня Святого Патрика и участие в параде! Отличный план!

Тогда делитесь, каково это — отмечать День Святого Патрика, главный ирландский праздник, как мы тут все думаем, в Москве?

— А вы как думаете, если я прогулял наше вчерашнее интервью? Это было слишком хорошо. Я вообще люблю День Святого Патрика. Я вчера на параде неожиданно для себя услышал ирландский акцент, обратился к ребятам, что вы здесь забыли? А они мне: «Да мы только прилетели. Последние 9 лет мы, не сговариваясь, отмечаем День Святого Патрика в других странах, специально ездим. Вот, познакомились…». Я был просто поражён этой историей. В Ирландии мы просто каждый год собирались на парад, который проходит по главной улице города, я выходил с отцом, он поднимал голову к небу, говорил: «Вот чёрт, опять этот дождь. Валим домой поскорее». В итоге парад превращался в довольно жалкое зрелище, надо сказать, с таким-то настроением. А когда я увидел ваш парад вчера, все такие весёлые, заводные. Кажется, они любят День Святого Патрика больше, чем сами ирландцы. Так что находиться внутри этого было очень приятно. Да, было чертовски холодно. И все ирландцы, все сотрудники посольства свалили. Говорят: «Давай, Мо, пошли уже в паб». А я им: «Нет, ребята, увидимся позже». Я гулял с парадом часа два, наверное, потому что я просто впитывал вот эту энергетику, которую разливали люди.

Moe Dunford

Дафид Флинн, Фрэнк Берри и Мо Данфорд на съёмках фильма «Майкл внутри» / Твиттер Мо Данфорда

Знаете, что мне не даёт покоя всё это время, что мы разговариваем? Вы такой весёлый, активный, увлеченный. Почему же вы, ирландцы, снимаете и снимаетесь в этих своих мрачных ирландских драмах?

— Мне кажется, это просто проекты, которые лежат на поверхности — мрачные ирландские драмы. Может, это просто период такой в ирландском кинематографе снимать картины именно в таком стиле. Но вы правы: у нас в Ирландии действительно большинство фильмов мрачное, напряжённое, где-то пугающее. И я рад, что у меня есть возможность представлять парочку из них здесь. Но, честно, когда я выбираю, я отдаю предпочтение не стилистике, а сценарию. Те же «Раскопки»: я буквально заболел ими, этим неприятным, запутавшимся засранцем, которого предстояло сыграть. Вот такое меня привлекает. Я всегда ищу в сценариях такую роль, которая соединит в себе все интересующие меня составляющие, все черты характера персонажа, чтобы он буквально затащил меня на площадку. Так было с моим первым полнометражным фильмом «День Патрика», и созвучные черты я увидел в Каллахане. Я понимал, что это будет непросто: режиссёры-дебютанты, маленький бюджет, всего четыре героя, одна локация… Но это-то и привлекало: сам проект требовал, чтобы вы стали единым целым и вместе плыли в одном направлении. И, конечно, Каллахан, который оказался невероятно человечным персонажем в итоге, к этому приводила вся его сюжетная арка. А это ровно то, что мне нравится раскрывать в своих героях: их человечность. Каллахан — отменно прописанный персонаж и мне импонирует его природа.

Я так понимаю, «Раскопки» — самый важный фильм для вас из тех, которые вы привезли на фестиваль?

— Да, и ещё «Майкл внутри». Потому что этот фильм сам по себе особенный. Стилистически он совершенно не похож на остальные ирландские фильмы, режиссёр Фрэнк Берри очень хорошо разбирается в европейском кино, это чувствовалось на съёмках. Уникальный проект, без преувеличения. Взять хотя бы тот факт, что Фрэнк вообще-то школьный учитель и читает лекции в колледже. Он пришёл в кинематограф из этого сообщества и собирается вернуться в него. Работает с непрофессиональными актёрами, исследует непростую тему человеческого здравомыслия, так называемого «ирландского стыда», ирландскую систему устройства жизни, тюремную систему, образ жизни и мышления падших. «Майкл внутри» по всем этим пунктам представляет собой значимый проект. Я горжусь, что участвовал в нём. Но если говорить конкретно о персонаже, которого я сыграл, то я выберу Каллахана из «Раскопок».

А я нашла интересное сходство как раз вашего персонажа из «Майкла внутри» (Мо играет заключённого Дэвида) и героя «Чёрный 47-й», капитана полиции Фитцгиббона. Они оба олицетворяют систему, слепую веру в правильность этой системы. Она — единственно правильная для них. И они оба пытаются заставить главного героя следовать правилам этой системы, по сути ломая.

— Вы действительно внимательно смотрели, раз сделали такое интересное наблюдение. Я не связывал этих героев между собой, а сейчас понимаю, что они действительно из одной лодки. Хотя Дэвид из «Майкл внутри» мне кажется всё же более актуальным, потому что он транслирует систему, которая существует сегодня, прямо сейчас. Но они оба сломаны системой, она проникла в них настолько, что подавляет человечность внутри. В этом они совершенно точно похожи, вы правы. Но я бы хотел разобрать персонажей подробнее. Дэвид — своего рода второй отец для Майкла, он, возможно, сам был Майклом 10-15 лет назад. Он показывает, каким может стать герой. В «Чёрный 47-й» капитан — типичный усатый ублюдок, прямолинейный, в отличие от Дэвида. Дэвид — очень богатый на составляющие персонаж, многослойный. Он олицетворяет своё время и систему, в которой существует оправданная жестокость, которой он мог бы не потакать, но он это делает, потому что хочет таким вот сомнительным образом защитить Майкла. Но знаете, в чём состоит ирония съёмок «Майкла внутри»? Когда мы снимали самые жестокие и неприятные сцены, делали в кадре ужасные вещи, а нами руководил такой приятный человек, как Фрэнк Берри. Это один из самых милых людей, которых я когда-либо встречал. Он слушает и смотрит за тобой, пока ты снимаешься, а потом сам приносит тебе воду, например, мило так спрашивает: «Это было замечательно. Хочешь повторить?» и смотрит так влюблённо (смеётся). И тебе не остается ничего иного, как просто выдохнуть: «ОК». Согласитесь, это забавно.

Мне кажется, пора уже перейти к «Чёрный 47-й», потому что мне с момента просмотра не даёт покоя один вопрос. Это фильм об истории Ирландии, о конкретном событии, погружённом в контекст. Мы, конечно, любим ирландские фильмы тут, но едва ли большинство зрителей на фестивале увлекается ирландской историей. Так зачем нам, жителям других стран, смотреть такое кино про вашу историю?

— Хм, там есть монолог, который произносит герой Джима Бродбента. Что-то вроде «с определенной точки зрения ирландцы это те же индейцы». Это ключевое сравнение. И в фильме есть важная сцена, где разговаривают Джим Бродбент и Стивен Ри, когда они проговаривают такое расистское отношение к ирландцам. А это уже, согласитесь, актуально для большого числа людей сегодня, чью культуру притесняют или уже уничтожили через такое давление. Для таких людей действительно важно показать, что есть некий безупречный герой-одиночка, который сражается за всех них, за их права. То есть наш режиссёр Лэнс Дейли по сути преподаёт своеобразный урок истории зрителям, но в жанре вестерна. По мне так это умнейшее решение. Зрителям нравятся вестерны и такие герои. Но если заглянуть за эту сюжетную линию, можно увидеть, что произошло в Ирландии 150 лет назад. Что за событие, о котором все молчали столько времени, ведь о 1847-м раньше никто не снимал кино. У нас большая часть британских актёров не знала о тех событиях ничего! Мне кажется, эта местечковая история будет интересна всему миру. Потому что в любом обществе есть такие же жертвы притеснения прав.

Black '47 2018

Мо Данфорд (справа) в фильме «Чёрный 47-й» / IMDB

Давайте вопрос поприятнее. В «Чёрный 47-й» ваш герой, капитан полиции Фитцгиббон, противостоит герою, которого играет Хьюго Уивинг. Признайтесь честно, приятно было безнаказанно избивать агента Смита?

— О да. Это же был мой первый день на съёмочной площадке. Надо сказать, «Чёрный 47-й» — это мой первый проект, когда я работал в такой благородной команде, если вы понимаете, о чём я: Хьюго Уивинг, Джим Бродбент, Стивен Ри… И первая же сцена — с Хьюго, где я пытаю его! Но он оказался невероятно щедрым актёром, из тех, кто по-настоящему разделяет и проживает с тобой краткий момент съёмок. Ведь по факту мы с ним пересекаемся в фильме всего раза три, при этом больше обмениваемся взглядами. В этой сцене тоже не должно было быть диалога, но он состоялся, потому что Хьюго настолько щедр, чтобы работать над построением сцены бесконечно, пока она не обретёт нужной формы. И он не остановится, пока не убедится в этом — настолько он включён в процесс. Я даже подумал, что у него есть ирландские корни. Несмотря на это, избивать агента Смита было крайне весело. Я его бил, а он мне рассказывал байки о съёмках «Матрицы», самой знаменитой сцены битвы из первого фильма, как один парень там потерял сознание, потому что его ударило током, а когда очнулся, считал себя Элтоном Джоном… В общем, я бесконечно ценю то время, что провёл с Хьюго в Ирландии. Невероятный человек. Я готов говорить о нём весь день.

Но у вас же там ещё Джим Бродбент был. Легенда!

— Абсолютно точно. Легенда. Блестящий актёр и приятный, забавный человек. Целыми днями разгадывает кроссворды. Только перерыв на площадке — он сразу за кроссворд. Обожает комедийные шоу, рассказывал о них постоянно. Разыгрывал целые сцены из этих шоу, заставляя каждый день смеяться до коликов. А потом входил в кадр и превращался в этого жестокого и неприятного лорда, своего персонажа. Я стоял и думал: «Я снимаюсь в одном фильме с человеком, которым восхищался годами».

Осталось только поговорить о вашем «нелюбимом» фильме, «Харт-метал». Когда Анна Грязнова вместо вас представляла эту картину публике, она сказала, что вы не слишком-то любите вашего героя. Что не так с вашим персонажем Дэном?

— Вы обязательно запишите, что фильм мне нравится. Это потрясающая работа. Я с удовольствием проводил каждый день на площадке «Харт-метал». Персонаж мне не нравится, это да. Тут была интересная работа с тональностью картины: как соблюсти вот это светлое, лёгкое, позитивное звучание подростковой комедии, как его поддерживать, когда на экране такой уже не молодой герой, как мой. Он живёт с матерью, которая сама лежит при смерти, крадёт деньги у молодой девчонки. Тут не нужно вкладывать всю душу и сердце, чтобы сыграть такого придурка, понимаете, о чём я? Но я неплохо повеселился на площадке. Например, взять того же режиссёра Хью О’Конора: я обожал смотреть фильмы с его участием того периода, когда он был ребёнком-актером. Начиная с «Ягнёнка», продолжая «Моей левой ногой» и до «Шоколада», где он уже исполняет взрослую роль священника. Мне нравится его игра. А ещё он оказался невероятным фотографом. Ну как с таким не хотеть поработать? К тому же у меня получилось крутое совпадение: я снимался у Фрэнка Берри в «Майкл внутри», познакомился с потрясающим молодым актёром Дафидом Флинном, а он до этого снимался в картине «Раньше я жила здесь», где главную роль исполняла Джорданна Джонс, с которой я встретился на площадке «Харт-метал». Невероятная одарённая актриса, она словно воплощает в себе этот бунтарский дух, который был нужен для создания героини. Ей даже особо ничего делать не надо, а публика её уже обожает. В общем, я правда наслаждался всеми этими съёмками. Но всё-таки я не пришёл на фильм не потому, что он мне не нравится, а потому что я смотрел регби.

Что ж, настало время для банального вопроса. После такого разнообразия ролей осталась ли ещё какая-то роль мечты? Только не рассказывайте мне про Гамлета, пожалуйста…

— Не буду (смеётся). Мне бы хотелось сняться в каком-нибудь масштабном дорогом блокбастере. Я бы не отказался от главной роли в многомиллионном проекте или даже франшизе. И я бы точно хотел сняться в «Звёздных войнах», но они уже все сняты… Но с таким же удовольствием я бы хотел отыскать лазейку, хоть какой-то шанс сыграть Брендана Биэна, это очень популярный и плодовитый ирландский драматург. Не в его пьесе, а его самого. Вот это персонаж моей мечты сейчас.

Кстати, а как насчёт игры в театре? У нас в России это обычная практика, что популярные артисты играют и в кино, и в сериалах, и в театральных постановках.

— Я последний раз играл в театре два года назад в мюзикле «Убийцы» Стивена Сондхайма. Хотя… я только что вспомнил, что после него играл Дмитрия в «Братьях Карамазовых». Я получил истинное удовольствие от этого опыта, мне понравился этот персонаж, каким его создал Достоевский. Но всё же киноиндустрия более благосклонна ко мне. Мне не пришлось оббивать пороги, выпрашивая работу в кино, как это происходило с театрами. Я захотел попасть в кино и попал, тогда как мои мечты о театре не раз разбивались. И поскольку с кино сейчас складываются добрые отношения, я работаю и получаю от этого удовольствие.

В завершении нашего интервью хочу поделиться с вами «плохой» шуткой, которая родилась после просмотра ваших фильмов. В чём разница между ирландским и шотландским кинематографом? В ирландском герои пьют виски, а в шотландском — скотч.

— Попался! Но я в ответ не смогу так пошутить. Это больная тема сейчас — взаимоотношения Ирландии и Англии. Ирландские актёры хотят работать за границей, британцы хотят вести дела в Ирландии, а Брексит всё перевернул с ног на голову. Так что хотите по-настоящему плохую шутку? Это Брексит.

Беседовала Вероника Скурихина

Обложка: Мо Данфорд / Waterford