Добро пожаловать!

 

«Красавица для чудовища»: Ради красного словца

Байопик о Мэри Шелли «Красавица для чудовища» немного дидактичен и нравоучителен, но, несмотря на всю простоту и незатейливость, на него стоит обратить внимание.

Mary Shelley 2017 (Красавица для чудовища)

Красавица для чудовища / Mary Shelley (2017, Великобритания, Люксембург, США)
Режиссёр: Хайфа Аль-Мансур
Мировая премьера: 42-й кинофестиваль в Торонто / 42nd Toronto International Film Festival (2017)

Фильм, поставленный первой женщиной-режиссёром из Саудовской Аравии, хорошо резонирует с общей феминистской повесткой кино последних лет. История об одной из самых известных английских писательниц, которой в начале XIX века удалось подняться над общественной моралью, написать в очень юном возрасте действительно «мужской» роман и издать его под своим именем, так и просилась быть экранизированной.

Юная Мэри Уолстонкрафт Годвин (Эль Фаннинг), дочь известной феминистки, написавшей книгу о правах женщин и не менее известного философа и журналиста, в 16 лет сбегает из дома с поэтом и бунтарём Перси Шелли (Дуглас Бут). Жест настолько же радикальный, насколько и романтический — Перси женат и имеет ребенка, но «чувств давно нет». Эта первая часть раскрывает историю юношеской «роковой любви», под стать популярным у юных девушек того времени готическим романам, со всей её трогательной наивностью. Их возможно было бы сравнить с «Сумерками», если бы не едва уловимая авторская ирония, не позволяющая воспринимать происходящее всерьёз. Над всем витает отечески добрая интонация умудрённого опытом рассказчика, которому ведомо, чем такие истории заканчиваются. Следом — обязательные взрослые проблемы, понимание ответственности и встреча с настоящей трагедией.

Mary Shelley 2017

Добрая часть картины посвящена сценам из жизни богемы, если можно таковыми считать радикалов и вольнодумцев того времени. Аль-Мансур, и без того очень вольно обошедшаяся с биографией писательницы, в них вовсе забывает, что снимает исторический фильм. Это идёт ему на пользу — в эпизодах столько наркотиков, пьянства, беспробудного веселья и мрачного уныния, что герои невольно отделяются от своих исторических прототипов, превращаются в собирательный образ и оживают. Дистанция в 200 лет становятся мнимой. Они воплощают все известные британские молодёжные протесты разом: здесь и панк, и глэм-рок, и героиновый шик. Отдельного упоминания заслуживает лорд Байрон (Том Стёрридж) — герой, задающий тон и расставляющий акценты. Только с его появлением на экране детская наивность центральных персонажей сменяется, наконец, позицией, образом мыслей. Юношеский романтический порыв уступает конфликту право двигать историей.

Mary Shelley 2017

В фильме фигурирует многократно описанная и экранизированная история о зарождении идеи романа «Франкенштейн, или Современный Прометей» на Женевском озере. Авторы сценария ожидаемо, но слишком дидактично и навязчиво пытаются привязать биографию писательницы к её главному творению. Они явно видят в нём кульминацию, главный моралистический посыл истории взросления будущей Мэри Шелли. В угоду такому финалу создатели безжалостно кромсают её биографию, складывая куски в подобающую ему нравоучительную историю.

Mary Shelley 2017

Стоит сказать, что роман о страшном безымянном монстре из частей человеческих тел, которого оживляет учёный — не столько история о безумном, слепом и импульсивном поступке, осознании ответственности и одиночестве. Это ещё и рассказ о том, как творение также неизбежно будет преследовать творца и из результата/следствия станет причиной, направляющей его биографии. Мэри Шелли написала свою историю, которая впоследствии переписала её собственную биографию, обойдясь с ней также бесцеремонно.

Анастасия Сенченко

В российском прокате — с 10 мая 2018 года (уже на экранах страны)