Добро пожаловать!

 

«Я вижу красных»: Я ворованный воздух

В картине «Я вижу красных» на одеждах и душах героев достаточно как белых, так и красных пятен. Стирать ли их или хранить как часть нашего наследия?

I See Read People 2018 (Я вижу красных)

Постер фильма «Я вижу красных» / TheMovie DB

28-й МКФ «Послание к человеку»
Панорама.doc

Я вижу красных / Je vois rouge / I See Red People (2018, Франция)
Режиссёр: Божина Панайотова / Bojina Panayotova
Мировая премьера: 68-й Берлинский кинофестиваль / 68th Berlin International Film Festival (2018)

Режиссёр Божина Панайотова, переехавшая с семьёй во Францию в 8-летнем возрасте, через 25 лет возвращается в родную Болгарию. В её руках множество камер, она планирует фиксировать всё происходящее. Вернуться девушку подтолкнула мысль о возможном сотрудничестве её семьи со спецслужбами коммунистической партии страны. С падением Берлинской стены и исчезновением границ недомолвки и подозрения в обществе также становятся нормой и нуждаются в закрытии гештальта. В Болгарии вышел закон о раскрытии информации тайной полиции, благодаря которому можно узнать, был ли кто-то из членов семьи под наблюдением спецслужб или в сговоре с ними.

I See Read People 2018

Кадр из фильма «Я вижу красных» / IMDB

Фильм выстроен довольно динамично. Особенный драйв (уместно ли в отношении документального кино употреблять этот термин?) в сценах, где документальные события пронизаны игровой нарезкой из другого фильма. Иногда на фоне звучат ненавязчивые мелодии, однако большую часть хронометража мы видим различные комбинированные съёмки: хроники, популярный благодаря Тимуру Бекмамбетову screen life, видео разговоров в Skype и видео с камер телефона (в основном вертикальные, как, например, у Алисы Ерохиной в ленте «Кролики в свете фар»). Многообразие форм подачи нечасто встретишь в документальном кино. В данном случае такая дифференциация обусловлена сложностью получения материала (Божину зачастую просят не снимать; иногда в кадре фигурирует только чёрный экран, поскольку режиссёр записывала только звук).

Помимо различных техник съёмки, документальная лента также сплетена из других жанров. Сочетая в себе роуд-муви, трагикомедию, шпионский детектив и семейную драму, работа Божины Панайотовой становится массивным гибридом, но не таким разрозненным, как, например, «Меркель должна уйти» из той же «Панорамы.doc». Напротив, подобное сочетание в контексте фильма-расследования выглядит крайне органично, позволяя не терять интерес к развивающемуся действию на экране. Смешение серьёзного тона и лёгких юмористических зарисовок позволяет более взвешенно подойти к восприятию финала, который по всем законам жанра не оставляет в сердце зрителя ни капли равнодушия.

I See Read People 2018

Кадр из фильма «Я вижу красных» / IMDB

Отдельного внимания, конечно, заслуживает сегмент семейной драмы как основополагающий базис картины. Составляющий наибольшую часть хронометража, цикл диалогов Божины с матерью и отцом раз за разом ворошит неугодную, запретную в сознании её родителей тему. Разница поколений здесь выражена не только в возрасте и перипетиях детско-родительских взаимоотношений, но и в восприятии прогресса. По мнению Панайотовой, её поколению просто необходимо достать из глубины времён скелеты и призраки прошлого, освободить место в шкафах от всего старого, чтобы было место, куда впускать новое. К счастью, Божина не пускается в степь вопросов морали слишком глубоко, однако всё же затрагивает непростой момент, каково это — быть инквизитором собственной семьи, быть заражённой «посткоммунистической паранойей», по мнению её отца.

На примере конкретной истории вскрытия непростой, табуированной темы наследия мы имеем сложносочинённое, богатое на образы и схемы исследование посткоммунистического социума Болгарии, которое (и это действительно достойно уважения) весьма деликатно подходит к вопросам персональной ответственности и семейного долга.

Тимур Алиев

Обложка: Кадр из фильма «Я вижу красных» / TheMovie DB