Добро пожаловать!

 

За что мы любим и ненавидим проект «Гоголь» Александра Цекало

Накануне выхода финальной части эксцентричной трилогии о том, как Гоголь нечисть в узде держал, вспомним, чем запомнился этот проект.

Масштабная пиар-кампания, эпичные споры на просторах Интернета и в кулуарах критиков, полная окупаемость за неделю и нездоровый ажиотаж. Да, это всё о ней, о вольной интерпретации по мотивам жизни Н.В. Гоголя, последняя часть которой выходит сегодня во всех кинотеатрах страны. Прежде чем запасаться склянками со святой водой и мешком терпения, давайте разберёмся, так ли плоха в действительности трилогия А. Цекало.

Недостатки

К чёрту историю

Со школьной скамьи мы уяснили, что в биографии Николая Васильевича и правда много белых тёмных пятен: загадочная смерть, непреодолимая тяга к пиромании, не самая счастливая жизнь, овеянная к тому же ореолом тайны. Гоголь был мистиком и мистификатором (чего только стоят его отсылки к несуществующему старинному преданию в «Вие»), отчаянным романтиком, ведущим почти затворнический образ жизни, особенно в последние месяцы перед кончиной. Современники называли его «Таинственным Карло», поэтому неудивительно, что для восприимчивых потомков эта почва была настолько благодатной, что в мистификации они переплюнули самого автора.

В новой экранизации русский классик предстаёт то ли экстрасенсом, способным общаться с потусторонним миром посредством припадков, то ли вурдалаком, к которому в наперсницы набивается мавка. Собственно, почему бы и нет. Популярный ныне жанр мэшап вынудил непреклонную Элизабет Беннет и благородного Мистера Дарси сражаться с ордой зомби, а знаменитого американского президента — с вампирами. Почему бы тогда и нашему замечательному писателю не оказаться «тёмным» и не окунуться в фантастический мир, который так красочно изображён в его рассказах? Вопрос риторический. Впрочем, если вы не учитель литературы в школе уездного города N. и не ратуете за точность передачи историко-литературного процесса, то такие пикантные нюансы в биографии Гоголя вполне могут показаться вам небезынтересными.

Гоголь. Начало 2017

Кадр из фильма «Гоголь. Начало» / ТВ-3

Аллюзии на грани плагиата

Наших дорогих режиссёров и сценаристов хлебом не корми, дай только «догнать и перегнать Америку». Но почему-то в этой гонке кинематографических вооружений наши всегда чуточку проигрывают. Более того, почти каждый новый фильм до боли напоминает какой-нибудь западный старый. Трилогия «Гоголь» страдает тем же недугом. Мрачная атмосфера села Диканька, таинственный всадник в лесах по идее должны навевать первозданный страх и ужас, но почему-то наводят на мысль, что вы это уже где-то видели, и вот там, в атмосфере другого (а именно бёртоновского) мира трепет был действительно реальным.

Харизматичный дуэт Меньшикова и Петрова, в котором один — саркастичный и гениальный следователь, а второй — неуверенный в себе писарь, доносящий не вполне очевидные выводы первого до не такой умной зрительской аудитории. И вновь в сердце зрителя закрадывается сомнение, а дежа вю не даёт покоя. Знакомая комбинация из двух равных по духу мужчин, расследующих преступления, всплывают в чертогах памяти и перекрывают тандем Гоголя-Гуро, ведь при всём уважении к Олегу Евгеньевичу, но Ливанов-Соломин и Камбербэтч-Фримен смотрятся в этих амплуа гораздо убедительнее.

Кроме того, заявленный жанр «ужасы» вялотекуще оборачивается очень глупой комедией. Казалось бы, режиссёр всё делает по канону: вот вам тёмный лес, вот убитая злобная мачеха восстаёт из мёртвых и грозится забрать туда всех, кто под руку попадётся, — страшно до жути. Но почему-то вместо холодного молчания внезапно раздаётся звонкий смех. Просто голливудские приёмы запугивания аудитории совершенно не подходят для фильма с подобной спецификой.

Честный трейлер фильма «Гоголь. Начало» / SUPER_VHS

Достоинства

Готика, о которой вы ничего не слышали

Конец XVIII века ознаменовался в Европе готическим ренессансом: в Англии люд зачитывался романами Анны Радклиф и пугался каждого высокого особняка после 20 часов вечера. В XIX веке Эдгар По потихоньку писал рассказы, сочинял стихи и ужасал романтические сердца американцев. В России же никакой готики в чистом виде отродясь не было ни в архитектуре, ни тем паче в литературе. Пока англичане стороной обходили красивых монахов и старинные замки, а американцы приходили в неистовый ужас при виде ворона, в России крестьяне пахали за себя и за того барина, ни о чём таком сверхъестественном не помышляя.

Пожалуй, если бы в русской литературе мог случиться предромантизм с элементами «приятного ужаса», то его глашатаем по праву бы стал Н.В. Гоголь. Ни Жуковский со своими кладбищенскими элегиями, ни даже великий Пушкин с его «Пиковой дамой», а именно Гоголь, в рассказах которого мистическое идёт рука об руку с мирским, повседневным и настолько органично, что жилы стынут от реальности такого близкого соседства. Всё же он пополнил фонд классики с пометкой «писатель-реалист», а всё готическое, что только могло бы случиться, не случилось. Тем не менее, романтический запал, дань малоросским корням, а также уникальность и самобытность сказаний этих земель углядел кто-то из создателей трилогии «Гоголь». Одна из основных заслуг экранизации именно в создании этакой русской (восточнославянской, если угодно) готики с покосившимися хатами, народными поверьями, старыми мельницами и забытым фольклором.

Гоголь. Вий 2018

Кадр из фильма «Гоголь. Вий» / ТВ-3

Развитие

Сейчас будем предельно честны: «Гоголь. Начало» — откровенное фиаско. Меньшиков своим бодрячеством, нерастраченной с годами харизмой и синдромом Холмса полностью перекрывал припадочного Гоголя Петрова, который даже Ватсона-то тянул на троечку, а русского писателя — и вовсе на единицу. Сюжетные нестыковки прикрывались эротическими сценами, которые могли бы сделать хотя бы эстетичными, но в итоге они выглядели скорее пошло, чем красиво. Моменты, которые вроде как должны были приводить в трепет, вызывали смех или удивление. Этот список можно продолжать, а нужное из него подчеркнуть.

Вторая часть «Вий» провела серьёзную работу над ошибками, выбрав более целомудренный и осознанный путь. Гоголь и Ко берутся расследовать преступления, что выглядит местами очень забавно, а порой даже захватывающе интересно за счёт фигуры сельского фельдшера и кузнеца Вакулы. Саша Петров смотрится уже более уверенным (хоть всё ещё не особо похожим) Гоголем и даже умудряется немного раскрыться как неоднозначный и противоречивый персонаж. Особенно картина порадовала интересной интерпретацией рассказов «Вечеров». Оказывается, у нас есть неисчерпаемый источник сюжетов и тем, которые просто ждали нужного часа, чтобы заявить о себе.

Официальный трейлер фильма «Гоголь. Вий»

Старая сказка на новый лад

Экранизаций произведений Гоголя предостаточно, при этом большинство из них либо старосоветские, либо и вовсе немые. Сборнику рассказов, который, собственно, и возвёл малоросского таланта на писательский Олимп (по крайней мере протоптал туда тропинку), уделили мало внимания. Помимо известного в узких кругах фильма 1961 года и такого же «знаменитого» мультфильма, был ещё новогодний мюзикл, который одним глазом из миски с оливье или в полубеспамятстве видела добрая часть населения нашей страны. Но вспомнит ли кто-то хоть одну историю оттуда? Более всего режиссёрами мусолился «Вий», который с «Вечерами» связан опосредованно (эта повесть вошла в так называемое продолжение «Вечеров на хуторе» — «Миргород»). Тем не менее, яркие, мелодичные и невероятно колоритные истории «Диканьки» незаслуженно оказались в тени.

Бесценный вклад Гоголя в русскую литературу состоял в том, что, написав книгу на русском языке, он сохранил мелодику и особенность украинской речи, раскрыл уникальность малоросского (да и всего славянского) фольклора. Как ни странно, но вот эта мелодичность и национальная уникальность нет-нет да прорывается в экранизации Александра Цекало. Можно ненавидеть вольную эпопею по жизни русского классика. Можно говорить, что всё было не так и доставать тяжеловесные сборники в качестве доказательств. А можно рискнуть и дать отечественному кинематографу шанс, ведь есть вероятность, что на сей раз он его всё же не потратит впустую.

Валерия Наумова
Обложка: Кадр из фильма «Гоголь. Страшная месть» / ТВ-3

Третья часть трилогии «Гоголь» в прокате с 30 августа 2018 (уже на экранах страны)