«Эпоха танцев»: Агенты перемен | CinemaFlood
CinemaFlood

Добро пожаловать!

 

«Эпоха танцев»: Агенты перемен

В прокат вышла необычная картина — документальный фильм «Эпоха танцев» о трудностях проникновения электронной музыки в замкнутые границы Советского Союза. Разбираемся, оказалась ли лента такой же захватывающей, как её анонсы.

Эпоха танцев 2017

Латвийский музыкальный журналист Виктор Буда провёл большую работу. Сначала он планировал осветить историю зарождения техно-вечеринок исключительно в Прибалтике — регионе, через который по восточной части СССР, преодолевая запреты, распространялся вирус музыкальной свободы. Вскоре режиссёр понял, что так рассказ останется интересным конспектом для него одного, и сферу распространения необходимо расширить до российского контекста. Бюджет был дополнен, приглашены отечественные эксперты — музыкальный критик Артемий Троицкий, первый промоутер страны Алексей Хаас, главред журнала «Птюч» Игорь Шулинский. Но объёмней от этого подача материала не стала.

Про Россию в итоге сказано мало, зато голосами российских экспертов проговорено много о западных явлениях. Возможно, дело в том, что автор картины — журналист. От этого исследование получилось чуть более поверхностным, чем допускается в документальных картинах просветительского толка. Буда разыграл перед зрителем информативный полилог, уважительно дал каждому герою высказаться и не смог свести эти реплики в цельное режиссёрское высказывание.

Эпоха танцев 2017

Было

Музыкальными пионерами-контрабандистами Латвии были моряки. В обложки от неопасной бездушной поп-музыки на границе они вкладывали редкие записи взрывного техно из Детройта и Берлина. Так по Восточной Европе стал распространяться ещё не понятный, но от того притягивающий новый стиль. Апологеты нового звучания — Деррик Мэй и Хуан Аткинс — ввели более точный и, по их собственным словам, «романтичный» термин «афро-футуризм». Но очень быстро история заменила его на лаконичное «техно».

То, что экспрессивно подмечает каждый интервьюируемый персонаж картины, и так не было секретом: андерграундная волна техно начала громко отбивать ритм после падения Берлинской стены. Веяние перемен почувствовали, кажется, абсолютно все, каждый хотел освоить новый рисунок танца. Саундтреком к 90-м и к ощущению внутренней свободы публика выбрала ритмичную электронику.

Эпоха танцев 2017

Одна мысль из полифонии увлекательных, но не раскрытых тезисов была о чуткости восприятия новых веяний именно Восточной Европой. В американском Детройте и Западном Берлине ветераны техно хоть интуитивно и разработали звук нового времени, но, кажется, совсем не осознали потенциала своего творения. На международном уровне волна прошла через Латвию, Восточный Берлин и Россию с куда большим размахом. Причина в том, что закрытые страны жаждали свободы намного сильней, прочувствовали её намного тоньше и отдались бесконтрольному растворению в танце самозабвенней.

Стало

Рассказчики с архивных плёнок и из современных интервью — одни и те же люди. С середины 80-х мир снова поменялся практически полностью. Но герои картины хоть в большинстве своём и подстроились под грустные реалии, всё же сохранили профессиональное отношение к музыкальному творчеству. Артемий Троицкий рассуждает, почему культовый исполнитель Westbam (а с ним и другие западные музыканты) сегодня остаётся знаковой фигурой на диджейской мировой сцене, а латвийский музыкант Eastbam остался его репликой и не удержал популярность. Всё дело в том, что оригинальность, инаковость, на которую ставил East, не была прочувствованной и искренней. Известным вычурным брендом на волне прошлой популярности сегодня стали многие диджеи.

Эпоха танцев 2017

11 сентября охладило пыл вольнолюбивого общества. Легендарные рейвы и фестивали стали прибыльным поверхностным аттракционом для публики, в глубине души жаждущей предсказуемости и безопасного тотального контроля, а не бешеной свободы. Диджеи прошлого мотивировали танцующих на расширение собственных границ. Самые стойкие из них отвергают концепцию анти-революции и сегодня.

Вердикт

Амбициозная задумка рассказать через танцевальную историю об особенностях восточноевропейского восприятия мира в переломную эпоху несколько затерялась в разрозненных мудростях именитых спикеров, которыми управлял дебютирующий режиссёр.

Рекомендуем

В сегодняшней Москве от электронного безумия 90-х не осталось ничего. Если вы всё же хотите послушать качественное техно, а до Берлина добраться не получается, рекомендуем рейв в московском техно-клубе «Рабица».

5/10
Мария Бунеева

В российском прокате — с 30 марта 2017 года (уже на экранах страны)

No comments

Добавить комментарий