Добро пожаловать!

 

Ловцы «медведей»: Кому достались главные награды 69-го Берлинале

69-й Берлинский кинофестиваль завершился в Германии больше недели назад. Кинокритики традиционно ругали конкурсную программу, но, неожиданно, подавляющее большинство участников оказались довольны тем, как жюри во главе с Жюльет Бинош распределило награды. Расскажем подробнее о некоторых обладателях «медведей» этого года.

Синонимы / Synonymes
«Золотой медведь»

Израильского режиссёра Надава Лапида на Берлинале уже знали: в 2015 году он участвовал в конкурсе короткого метра с картиной Lama? («Почему?»). В этом году он вернулся с тяжёлой артиллерией — драмой об израильтянине Йоаве, который пытается избавиться от своих корней и обрести новую идентичность в самом романтичном городе земли — Париже. Впрочем, пилигрима французская столица встречает не самым приветливым образом: в первую же ночь Йоав остаётся буквально без всего: неизвестные крадут не только его скромные средства, но и нижнее бельё.

Наутро его, обнажённого и полуживого от холода, находят в пустой квартире соседи. Молодой писатель Эмиль и его возлюбленная, кларнетистка Каролин, очарованные неожиданной находкой, хотят помочь Йоаву. Эмиль предлагает деньги и стильную одежду: горчичное пальто и яркие рубашки, словно призванные указать каждому на то, что в этом городе появился самозванец, Каролин не прочь подарить любовь. Йоав принимает дары сдержанно, но благодарно; на скромные средства он приобретает словарь французского языка, который старательно зубрит наизусть, и начинает свой непростой путь человека, который уже потерял всё, а нового ещё нажить не успел.

Лапид, ныне живущий во Франции, когда-то и сам ходил этими дорогами. Наверное, именно поэтому ему сложно разглядеть в «Синонимах» тот абсурд, за который его полюбили критики. Испытать к герою ленты сочувствие почти невозможно — своим упрямством он скорее вызывает раздражение и уважение, нежели жалость, чего не скажешь о режиссёре. На своей триумфальной пресс-конференции он рассказал, что время работы над фильмом стало для него одновременно и самым лучшим, и самым ужасным; живительная творческая энергия помогала переживать тяжёлую болезнь его мамы, которая финального результата так и не успела увидеть.

Этот надрыв чувствуется в картине: режиссёр рассказывает историю человека, который пытается примириться с собой и окружающим миром, человека, который убежал от войны на родине, но так и не понял, что его борьба продолжится в любой точке планеты. На экране Йоава воплотил актёр-дебютант Том Мерсье, к слову, тоже услышавший в свой адрес много лестных слов.

Прощай, сын мой / Di jiu tian chang
«Серебряные медведи» (лучшие мужская и женская роли)

Китайский режиссёр Ван Сяошуай привёз на Берлинале трехчасовую драму «Прощай, сын мой», которую поначалу приняли довольно спокойно, но по здравому рассуждению всё чаще стали включать в числе фаворитов. Фильм начинается с абсолютно идиллических пейзажей, которые почти сразу обнажают драматизм, скрывающийся за внешним спокойствием: на берегу небольшого водоёма дрожит мальчишка, а внизу мечутся взрослые, пытаясь спасти другого.

Трагическое событие определяет жизнь двух семейных пар на долгие годы вперёд. Окажется, что дети родились в один день и росли как братья. Других близких родственников им всё равно не полагалось из-за строгой политики одного ребёнка, действующей в Китае. За каждого «лишнего» необходимо уплатить внушительный штраф, поэтому женщин вынуждают (либо обстоятельства, либо специально обученные люди) избавляться от плода на любых сроках беременности.

Главные роли в картине исполнили Ван Цзинчунь и Юн Мэй. Словно две лодки, они то расходятся на невообразимо далёкое друг от друга расстояние, то вновь сходятся, готовые буксировать друг друга столько времени, сколько потребуется. Картина охватывает более 30-ти лет жизни, во время которых обе семьи стараются справится с произошедшим: одни буквально сгорают от чувства вины, другие медленно гаснут, не в силах справится с тяжестью утраты. Режиссёр на экране буквально пишет добротный роман, в котором нет лишних деталей или плоских героев. Каждому из персонажей он дарит свою историю, делает их очень трогательными и уязвимыми.

Сяошуай говорит о простом: молчание ранит, тишина неизбежно отравляет, но излечить эти раны легко может вовремя сказанное слово или признание. Тем, кому удаётся это постичь, режиссёр дарит своего рода счастливый финал.

Я был дома, но / Ich war zuhause, aber
«Серебряный медведь» (лучшая режиссёрская работа)

Представительница «берлинской школы» Ангела Шанелек в конкурсе представила довольно странную философско-экзистенциальную драму «Я был дома, но». Героями картины становится семья из трёх человек: мамы, маленькой дочки и сына. Последний недавно уходил из дома, но вернулся — с травмой ноги и изменившимся мироощущением. Мама подобные фокусы с исчезновением явно не одобряет, поэтому атмосфера в уютной квартирке накаляется до предела.

Шанелек часто называют классиком, отмечают смысловую глубину её работ и необычную форму, которую она выбирает. В этом смысле «Я был дома, но» не становится исключением. В первых кадрах фильма камера преследует зайца, за которым гонится собака. Позднее действие перемещается в заброшенный дом — здесь собака поедает пойманного зайца, а наблюдает за происходящим осел. Жизнь главной героини, довольно напряжённая сама по себе, перемежается сценами из репетиционного зала, где маленькие дети разыгрывают «Гамлета» Шекспира. Микс, достаточный для того, чтобы неподготовленная публика начала выбегать из зала минут через сорок после начала.

Вероятно, была у Шанелек, при всех её регалиях, причина на то, чтобы не участвовать в больших фестивальных смотрах, но в этом году избежать вопросов ей не удалось. До победы она наотрез отказалась объяснять то, что зрители увидели на экране. «Серебряный медведь» несколько растопил её сердце: оказалось, что животные на экране ровным счётом не значат ничего (или же режиссёр окончательно разочаровалась в иностранной прессе, что более вероятно).

Шанелек предлагает зрителю стать внимательным наблюдателем, войти в определённое состояние, при котором происходящее начнёт обретать смысл: задача почти непосильная для многих. Оваций она не сорвала, но пространство для размышлений оставила.

Валерия Высокосова

Обложка: Кадр из фильма «Синонимы» / Berlinale