Добро пожаловать!

 

«Пылающий»: Огонь Шрёдингера

«Пылающий» Ли Чхан-дона гулким эхом разносится по всем уголкам человеческой души. Корейский триллер пытается балансировать на грани философской притчи.

Beoning 2018 (Пылающий)

Постер фильма «Пылающий» / ПРОвзгляд

Пылающий / Beoning / Burning (2018, Южная Корея)
Режиссёр: Ли Чхан-дон / Lee Chang-dong
Мировая премьера: 71-й Каннский кинофестиваль / 71st Cannes Film Festival (2018)

Выпускник литературного института Ли Джон-су (Ю А-ин) случайно встречает на улице подругу детства, Шин Хаэ-ми (Чон Джон-со). Проведя вместе некоторое время, девушка оставляет парня со своим котом и улетает путешествовать в Африку. Возвращается Хаэ-ми не одна, а в компании Бена (Стивен Ян) — мажора с роскошной квартирой, разъезжающего на спортивном «Порше». Экзистенциальный триптих, начало.

Новая картина экс-министра культуры Южной Кореи — 2,5-часовой медитативный эпос на основе небольшого рассказа Харуки Мураками «Сжечь сарай» объёмом примерно 15 страниц. Любители съязвить на тему «Книга лучше» останутся у разбитого корыта. «Пылающий» — довольно необычный пример работы с литературным первоисточником при переложении на язык кино. Чхан-дон не только сильно видоизменил сюжет, но и адаптировал японский культурный контекст под более близкие жителям Южной Кореи аналоги. Японские сараи сменились корейскими теплицами. Тривиальная параллель Мураками «сжигание сараев = избавление от тяжести прошлого» у Чхан-дона приобрела нагнетающий оттенок психологического триллера. Эфемерно-платоническая влюблённость у японского писателя стала вполне себе осязаемой, физиологической у корейского режиссёра. Стоит отметить, что эта лента в принципе универсальна. «Переварить» её образы и мыслеформы смогут зрители в любой стране мира.

Beoning 2018

Кадр из фильма «Пылающий» / ПРОвзгляд

Выстроенная из разрозненных лоскутов социально-политическая составляющая здесь, к сожалению, не получает финального аккорда. Впрочем, не имеют его и некоторые обрывающиеся на полукадре сюжетные линии. В то же время эти короткие зарисовки помогают глубже погрузиться в мир героев и их мысли. Вкрапления политических переговоров лидеров Южной Кореи и США перемежаются северокорейской пропагандой. К развитию драмы взаимоотношений Ли Чхан-дон постепенно прибавляет и нарастающий саспенс в лучших традициях Хичкока. Триллер уступает место въедливому, параноидальному детективу с наивысшей плотностью тревожности. К слову тревога «Пылающего», как и настроение фильма в целом, будто сплетены из музыки в стиле «Дюнкерка» и операторских решений на пару с недосказанностью «Фотоувеличения» Антониони. Вопрос «было или нет» то и дело всплывает в сюжете корейского эпоса, заставляя сомневаться в психическом здоровье — то ли сценаристов, ответственных за всё это, то ли в своём собственном.

Beoning 2018

Кадр из фильма «Пылающий» / ПРОвзгляд

Центральная концепция ленты — представление человека, отягощённого собственной жизнью, который не может найти в ней места. Чхан-дон сталкивает представителей кардинально разных формаций — Джон-су, выпускника филфака, с заиканием называющего одного-единственного Уильяма Фолкнера в ответ на вопрос о любимом писателе, и Бена, холёного щегла, изъясняющегося дзенскими притчами, благодаря которым он всегда уходит от прямых ответов. Разница в материальном достатке двух мужчин остаётся в тени более насущных аспектов. Формальное образование Джон-су, никак не способствующее устройству на работу, противопоставляется широкой эрудиции и культуре Бена, получающего от жизни всё, чего тот соизволит. Тёмный серый дом в деревне Джон-су, источающий мрак VS просторная квартира Бена, где каждая мелочь на своих местах. «Пылающий» до краёв наполнен отсылками и метафорами. Отчасти это превращает Чхан-дона в своего рода экспериментатора в области корейского постмодерна.

Beoning 2018

Кадр из фильма «Пылающий» / ПРОвзгляд

Потерянный, не способный адаптироваться к новому миру персонаж, потасканный жизнью — образ не новый для режиссёра. Впервые он появился в дебютной работе «Зелёная рыба», где герой, напоминающий Сергея Бодрова мл. в «Брате», от невозможности найти себя в Корее времён «Экономического чуда» становится звеном организованной преступности. Впоследствии подобный типаж присутствовал почти во всех работах Ли Чхан-дона. Джон-су же, как последняя его модификация — версия 6.0, если отталкиваться от фильмографии — преодолев тягу к архитектурно-ментальной мастурбации (да, и это также метафора), всё-таки начинает писать роман, речь о котором так или иначе всплывает на протяжении ленты. Так он находит свой способ примириться с внутренними демонами, найдя тонкий баланс между внутренними и внешними проявлениями бытия.

Отождествление ли это с автором фильма (Ли Чхан-дон начинал как писатель) с целью демонстрации юношеских терзаний и открытий, запрятанных в глубинах бессознательного под грудой психологической защиты? Ответ на этот вопрос мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Смогли ли познать себя герои «Пылающего»? На этот вопрос ответ не нужен. Ведь ложки на самом деле никогда не было.

Тимур Алиев
Обложка: Кадр из фильма «Пылающий» / ПРОвзгляд

В российском прокате — с 5 июля 2018 года (уже на экранах страны)