Добро пожаловать!

 

«Бегемот»: Сталь, кровь и песок

В ленте «Бегемот» Чжао Лян обыграл «Божественную комедию» на китайский лад, заговорив со зрителем языком дегуманизирующих визуальных образов.

Bei xi mo shou 2015 (Бегемот)

27-й МКФ «Послание к человеку»
Программа «Китайские призраки»

Бегемот / Bei xi mo shou (2015, Китай, Франция)
Режиссёр: Чжао Лян
Мировая премьера: 72-й Венецианский кинофестиваль / 72nd Venice International Film Festival (2015)

Лента практически безмолвно и в то же время с наивысшим коэффициентом гротеска показывает обратную сторону экономического прогресса Китайской Народной Республики. Основной акцент Чжао Лян делает на экологическом загрязнении и его последствиях как для жителей, так и для окружающей среды. На примере угольной шахты, детально рассматривая каждый этап работы горняков, режиссёр, используя материал «Божественной комедии», преподносит зрителю нетривиальную интерпретацию Ада, Чистилища и Рая.

Bei xi mo shou 2015

Акула угля

Невидимое чудовище в Чистилище взрывает горы, образуя карьер. Десятки наполненных углём грузовиков отправляются в Ад — сталелитейный завод, где толпа несчастных рабочих ворошит ручьи из металла. В Раю тишина — нет ни людей, ни мусора. Индустриализация Китая через призму книги Иова (оттуда документалист взял название фильма) и ветхозаветных псалмов у Чжао Ляна принимает одновременно яростный и лирический оборот. Он сопоставляет два мира: зелёные луга, куда ещё не ступил демон плотских желаний, и серые рубцы гор, которые впоследствии стали плацдармом для угледобычи. Связующим звеном между панорамами становится лежащий на земле человек, лишённый защиты (он нагой), но хранящий надежду, свёрнутую в коконе позы эмбриона.

Как и в фильме «Дети не боятся смерти, дети боятся призраков», метафоричность здесь на первом месте. Если у Рона Гуан Рона один из центральных иносказательных эпизодов был рассказ ребёнка о панде и монстрах (режиссёре и госслужащих), у Чжао Ляна на аллюзии к произведению Данте Алигьери выстроен весь хронометраж в целом. Опыт работы фотографом помогает режиссёру тонко выстраивать ракурсы и разбавлять долгие планы статичными вставками, которые сопровождаются отрывками из «Божественной комедии». Одно из необычных решений в части статических изображений в этом кино — это изломы в кадре. В нескольких эпизодах Лян режет изображение на несколько частей, лишний раз обращая внимание зрителя на дегуманизирующих эффектах промышленного развития.

Bei xi mo shou 2015

Круги на земле

В разрежённом копотью воздухе китайский документалист говорит об экологических ужасах на универсальном языке «Божественной комедии» с примесью ударений на китайские частности. Используя аллегорические изыскания и крупные планы шахтёров, а также яркие, сочные цветовые решения, местами заполняющие всё пространство экрана, Чжао Лян ведёт повествование по каждому из девяти кругов ада, не забывая подчёркивать уничижительное положение китайских рабочих (съёмки, к слову, проводились без разрешения владельцев шахт).

Необходимым глотком свежего воздуха остаются мягкие кадры нагого человека, ближе к финалу всё-таки вставшего на ноги перед входом в пустой Рай — город-призрак, результат жадности и спекуляции со стороны Застройщика, понаставившего многоэтажные «муравейники», но не удосужившегося заняться благоустройством. Китайская реновация как одно из последствий экономического чуда.

Bei xi mo shou 2015

Вердикт

Мощное метафоричное киновысказывание об обратной стороне технологического прогресса КНР.

8/10
Тимур Алиев