CinemaFlood

Добро пожаловать!

 

Арми Хаммер: «Fuck it — это абсолютно мой подход»

Накануне премьеры новой экшн-комедии Бена Уитли «Перестрелка» в Москву приехал Арми Хаммер, сыгравший в фильме роль рассудительного красавчика Орда. Арми не побоялся провокационных вопросов и честно рассказал журналистам о том, почему он «вставной зуб» в фильме и хочет ли получить российский паспорт.

— У вас есть русские предки, ваш прадедушка долгое время жил в Москве, вы любите русскую культуру, города… Как русская кровь повлияла на вас?

Не забывайте, что я ещё русскую водку люблю! Русское происхождение всегда было важной темой в нашей семье, мы много говорим о русском характере, культуре. Знаете, это очень прикольная черта в Америке, здесь каждый откуда-то приехал. Скорее всего, русские корни и сделали меня таким, какой я есть. Ну и роль в «Агентах А.Н.К.Л.» помогли получить.

Armie Hammer

— Что вы думаете о российском кино? С кем из российских актёров, режиссёров вы бы хотели поработать?

Я бы хотел поработать в команде Тимура Бекмамбетова. Мне кажется, это было бы очень весело. Он сумасшедший парень.

— Почему вы решили стать актёром, а не пойти по стопам родителей и заняться бизнесом?

Если бы вы задали этот вопрос моим родителям 8-10 лет назад, они бы сказали: «Потому что он сумасшедший». На самом деле я нашёл своё призвание в довольно раннем возрасте, и ответа «Нет» я бы просто не принял. Кроме того, я никогда не думаю о съёмках как о работе. Это круто, когда ты по жизни занимаешься тем, что не расцениваешь как работу.

— Как быть в кино актёру со 100% положительной внешностью, который отказывается её эксплуатировать? Видно, что вам приходится потрудиться, чтобы как-то нивелировать собственную идеальность.

Я так рад, что вы обратились к моей борьбе! Это реально моя проблема. Ранее в своей карьере я играл роль прекрасного принца (в фильме «Белоснежка: Месть гномов» — прим. CinemaFlood). Это был интересный опыт, но каждый день на съёмках я понимал, что мне нужно делать не так много — просто быть красивым. В дальнейшем я всегда старался уйти от этого, потому что мне нравится исследовать разных персонажей. Вот даже бороду пришлось отрастить. И это классно!

Mirror Mirror 2012 (Арми Хаммер)

— Ваша коллега, Бри Ларсон, в будущем будет играть капитана Марвел. Не хотели бы вы сняться в супергероике?

Я снимался в нескольких крупных проектах, но сейчас я очень рад, что у меня есть возможность работать над фильмами с бюджетами меньших масштабов. Я чувствую, что занимаюсь делом, к которому испытываю страсть. Здесь каждый вовлечён в процесс, старательно подходит к делу и делает то, что любит. Никогда не говори «никогда», но сейчас я не знаю, что должно произойти, чтобы я ушёл с этой территории.

— Возникает впечатление, что в целом это фильм о противостоянии американцев и ирландцев. Была ли у вас такая же словесная перестрелка на съёмочной площадке с вашими партнёрами?

Всё повернулось как «команда ирландцев» против всех остальных. По сути, это фильм про 9 парней и бедную Бри Ларсон, которая была единственной леди среди нас, абсолютных детей. Мы просто решали: «Окей, сейчас я буду против этого парня. А сейчас против того». В этом плане «Перестрелка» — просто басня о мужском эго.

— Что у вас общего с вашим персонажем?

У нас обоих классные волосы (смеется). А вообще я внёс одну свою черту в Орда — расслабленность. Все остальные в этом фильме такие напряженные, носятся как идиоты, стараются застрелить друг друга. Орд же следует принципу: «Ah, fuck it!». Это абсолютно моё отношение — «Fuck it!».

— На мой взгляд, вы в «Перестрелке» выглядите как вставной зуб, Орд очень отличается от всех. Расскажите, как вы вообще попали в фильм.

Вы сказали «как вставной зуб», да? (смеется) Мне нравится! «Выглядеть вставным зубом» — это лучшее описание, которое я когда-либо слышал. Я буду его использовать в Америке! Вообще я сразу понял, что как только в этом фильме лягу на пол — проведу там всё время до конца. А это же грязь, стекло… И я решил, что Орд будет больше прятаться. Поэтому я всегда оставался чистым и выделялся на общем фоне.

Armie Hammer

— Каково вам было работать в одном помещении на протяжении столь длительного срока?

Это забавно, но когда от тебя требуется в любой момент сорваться с места, когда каждый должен быть везде, небольшой склад начинает ощущаться как очень большое пространство. Как только начинались съёмки, мы все разбегались как тараканы в разных направлениях. Я как будто бы жил в стране Орда и если кто-то заходил на мою территорию, я чувствовал что-то вроде: «Эй, пошёл вон! Это моё! Это моя территория!».

— В «Перестрелке» активно использовались пиротехнические эффекты. Расскажите о работе с пиротехниками.

Во время съёмок было очень много пуль (около 4000), взрывов, поджогов. Было необходимо соблюдать технику безопасности, чтобы никто не пострадал, а также делать кучу расчётов, карт, чертежей. У нас были циркониевые пули, которые взрывались. Иногда это происходило прямо у твоей головы, но ребята проделали отличную работу. Никто ни разу не промахнулся.

— Хватило ли вашего опыта и умения обращаться с оружием в этой картине или пришлось чему-то поучиться?

Мне очень повезло, что у меня было несколько проектов в прошлом, где я получил опыт стрельбы. Съёмки проходили в Лондоне, знаете, они в Англии особо не любят оружие. В этот раз у нас был только один день тренировки. Нас привели на склад, поставили перед столом, где разложены пушки. «Хотите попробовать выстрелить?» — «Да, конечно». Дали обойму, я сделал несколько выстрелов. «Вам понравилось?» — «Да, было неплохо» — «Хорошо, можете идти». Вот и вся тренировка.

— Расскажите о своём отношении к вопросу хранения огнестрельного оружия.

Раньше у меня в доме было оружие, мне было совершенно по барабану. Но сейчас у меня два маленьких ребёнка и идея хранить оружие в доме меня не привлекает. Меня лично не заботит, как к этому вопросу подходят другие, лишь бы моя семья была в безопасности.

Free Fire 2016

— Мы живём в довольно мрачные времена. Нет ли у вас ощущения, что «Перестрелка», несмотря на всю свою лихость, не сможет развеять этот мрак?

Не могу не согласиться, что времена сейчас тёмные. Это сумасшедший мир, никто этого отрицать не станет. Тем не менее, в этом фильме насилие заставляет смеяться над абсурдностью ситуации. И, честно говоря, в этом кино нет персонажей, которые бы не заслужили того, что получают.

— Некоторые ваши коллеги из Голливуда имеют русский паспорт. А вы бы хотели?

Конечно! У вас есть? Я бы взял прямо сейчас!

— Да, просто нужна фотография!

О, у меня есть фото! Я всегда ношу с собой! Давайте сделаем мне паспорт!

— Вы когда-либо получали травмы на съёмках?

Больше всего я настрадался на съёмках «Одинокого рейнджера». Честно говоря, там я был бит каждый день. Я приходил на съёмки утром, мне говорили: «Окей, давайте протащим его по пустыне». Потом меня заставляли прыгать с балкона на скачущую лошадь. Это всё не особо приятно. Снимать экшн довольно трудно — на съёмки 10-15 минут хронометража часто уходит целый день. Но это тоже часть моей работы.

— Вот почему вы предпочитаете авторские фильмы!

Да! Меньше бюджет — меньше травм.

The Lone Ranger 2013

— Как вы относитесь к использованию дублёров и спецэффектов для постановки опасных трюков?

Я не стану тешить своё эго, рассказывая, что делал на съёмках всё сам. Нет. Это не правда, никто так не делает. Есть в этом мире парни, которых ты можешь ударить бейсбольной битой, и они скажут: «Ух! Можешь сделать это ещё разок?». Каскадёры — сумасшедшие. Они хотят, чтобы их выкидывали в окна, это то, что они любят делать и на чём зарабатывают деньги. Зачем мешать им заниматься тем, что они любят? Вот я не особо люблю получать травмы.

Что до компьютерной графики, мне кажется, она тормозит процесс. В таких фильмах как «Перестрелка» очень важно поймать ритм. А компьютерная графика заставляет забыть о ритме. Все больше думают о ней, чем о реально происходящей ситуации.

— Находилось ли время на съёмочной площадке для импровизаций и вошли ли они в фильм?

Мы много импровизировали и значительная часть вошла в итоговый вариант. Например, весь разговор про масло для бороды. У нас были Бен и Эми, его жена, которые постоянно находились на съёмках. Когда мы пытались импровизировать, они всё здраво оценивали. Если было не очень — командовали идти по сценарию, а если чувствовали, что это будет работать — вставляли в фильм. Мне кажется, все актёры очень много добавили от себя в своих героев. У Бена был просто дарвиновский подход к съёмкам — выживали сильнейшие сцены. Если у тебя есть классная идея, он её принимал.

— Вам удалось поработать с такими режиссёрами как Гор Вербински, Гай Ричи, Дэвид Финчер, Лука Гуаданьино… Чем вам по душе Бен Уитли? Ведь вы сейчас делаете с ним второй фильм, Freakhift.

Бен — один из ярчайших «сырых» талантов сегодняшнего британского кинематографа. У него невероятный стиль работы. Он первый режиссёр, который монтирует прямо на съёмочной площадке. Материал с камер шёл прямо в монтажку, и к концу съёмочного дня мы все могли видеть, как это будет выглядеть в итоге. Он работал как машина, контролировал весь съёмочный процесс.

— Можете рассказать, о чём будет ваш следующий совместный проект?

Бен, мне кажется, очень хорошо описал его, когда сказал, что Freakhift — это женщины, носящиеся за гигантскими крабами с дробовиками.

Марина Глазова
Фото: пресс-служба кинокомпании «Вольга»

No comments

Add comment