Добро пожаловать!

 

«Акварель»: Выживет только вода

«Акварель» Виктора Косаковского открывает новую страницу истории кино, меняя восприятие человеческого мироощущения.

Aquarela 2018 (Акварель)

Постер фильма «Акварель» / IMDB

28-й МКФ «Послание к человеку»
Фильм закрытия

Акварель / Aquarela (2018, Великобритания, Германия, Дания, США)
Режиссёр: Виктор Косаковский / Victor Kossakovsky
Мировая премьера: 75-й Венецианский кинофестиваль / 75th Venice International Film Festival (2018)

Все с детства знают, что человек в среднем на 70% состоит из воды. Виктор Косаковский в своём новом проекте «Акварель», в центре которого вода является настоящим субъектом повествования, делает осторожное, но весьма реалистичное допущение — то, из чего мы состоим, вполне может нас убить, но на всё воля Божья. Впрочем, русский «авось» в первой четверти часа вполне может посоперничать с промыслом Господа, ведь он губит, кажется, намного больше человеческих жизней: например, водителей автомобилей, желающих прокатиться по тонкому льду Байкала. Их машины погружаются на дно в мгновение ока, а сотрудники МЧС пытаются спасти провалившихся под лёд людей. Людей, утонувших буквально на наших глазах, забрала вода.

Хоть фильм и снят в формате 96 кадров в секунду, на российской премьере он демонстрировался в формате 48 кадров в секунду (за неимением в России проектора, позволяющего показать кино так, как оно было создано). Но и в таком режиме мы можем наблюдать сверхточные, яркие кадры, на которых тают гигантские ледники, а ураганы вырывают пальмы и дорожные знаки из земли в Соединённых Штатов. Монументальность выстраивания Косаковским мозаики из «водных кирпичиков» не может не закладывать в голову зрителя поначалу восторг на пару с очарованием. Однако позже, с включением в действие сотен музыкальных дорожек (будущее, готовься попрощаться с шестиканальным звуком), тревога нарастает сама собой, это неизбежно. Айсберги будто Годзилла восстают со дна морского под аккомпанемент виолончелистов из Apocalyptica.

Aquarela 2018

Кадр из фильма «Акварель» / Aconite Productions

Огромное внимание уделяется множеству оптических иллюзий. Волны в районе 20 метров высотой сняты с очень близкого расстояния, однако зрителю на первый взгляд кажется, что это снято издалека (одна из причуд изменения формата с привычных человеческому глазу 24 кадров в секунду). Благодаря тончайшей звукорежиссуре Александра Дударева, возникает не просто эффект присутствия во время текущего действия, но и эффект погружения, причём погружения довольно резкого. Если у Ли Чхан-дона в «Пылающем» зритель то и дело задаёт себе вопрос «Это было или этого не было?», то у Виктора Косаковского в «Акварели» вопрос может родиться только один «Что именно я сейчас вижу»? Водная гладь, снятая с расстояния в 10 см, выглядит как поверхность океана с высоты птичьего полёта. Поверить в это глаза очень долго не соглашаются.

Камера проникает даже под «брюхо» айсбергов-титанов и доказывает нам, простым смертным, что всем известная пропорция 10/90 такова (около 90% айсберга находится под водой, визуально мы видим только 10%). Несмотря на то, что в фильме, по сути, нет никакого действия, есть только главный «герой», перетекающий из одного состояния в другое, эмоциональное напряжение, которое накатывает на зрителя, — как во время просмотра крепкого боевика. На часы смотреть совершенно не хочется, несмотря на то, что на экране 90 минут просто вода. Колышется, течёт, ревёт, бунтует, врывается в жизнь людей и городов. Разрушение глыбы льда сравнимо, быть может, со сценой разрушения Стены в «Игре Престолов» (хотя и это сравнение не вполне корректно, сериал HBO очевидно проигрывает «Акварели» по всем фронтам, особенно по части монументальности происходящего).

Aquarela 2018

Кадр из фильма «Акварель» / Aconite Productions

Эпос российского документалиста (снятый, к слову, без копейки российских денег; Косаковский уже 20 лет не обращается за гос.поддержкой для съёмок своих фильмов) может показаться кому-то ещё одним телефильмом для National Geographic. Однако, конечно, не имеет с ним ничего общего. В основе их картин — преимущественно закадровый текст, именно на его «каркасе» выстраивается повествование. У Косаковского же нет и намёков на его использование; в фильме всего несколько реплик в начале, остальной хронометраж занимает жизнь водной вселенной в её размеренном движении.

Эмоциональный или, если угодно, нравственный эпилог ленты — панорама водопада, капли воды которого мы видим крайне чётко, а не в формате белой смазанной полосы. Финал подан как заключительный вывод о крайне маленьком масштабе человеческого существа по отношению к необъятному миру природы. Аллюзия на божественное провидение получилась несколько прямолинейной, но оттого ничуть не потеряла в масштабе подачи. Если по Чжао Ляну в его «Бегемоте» ветхозаветный Бог отправляет людей в Чистилище в форме сталелитейного завода, то по Виктору Косаковскому Всемогущий смотрит на всех нас, возможно, с вершины тех самых 20-метровых волн, которые в следующее мгновение раздавят всё что угодно, не оставив и малейшего шанса. Конечно, если захотят.

Тимур Алиев